Москва
Санкт-Петербург
Казань
Набережные Челны
Альметьевск
Нижнекамск
  Самара
Нижний Новгород
Ульяновск
Уфа
Йошкар-Ола
Чебоксары
об ассоциации
о фонде
о конкурсе "Руководитель года"
свежий номер
АРХИВ
архив конкурса
реклама в журнале
контакты
 

Бог в помощь редакции журнала. Надеюсь, что это издание будет стимулировать руководителей организаций быть впереди и приносить весомый вклад в развитие нашей республики.

Архиепископ Анастасий

_Политические игры     _Стратегические планы_Из первых рук     _Социальное партнерство     _Знаковое событие     _Размышления о добре     _Юбилей     _Руководитель года - 2006     _"Белый банк"     _"Архитектор" нефти     _Элементы безопасности     _Долг перед человеком     _Золотой Минбар     _Ватерпол-интрига     _Ярмарка вакансий     _Волшебная комната     _Комфорт души и тела     

_Стратегические планы

Марат Сафиуллин: Задача нашего министерства — обеспечить эффективное развитие всех отраслей экономики

Как известно, летом этого года в Татарстане произошла структурная реорганизация двух министерств — экономики и промышленности и внешнеэкономического сотрудничества и торговли. На их смену пришли Министерство экономики и Министерство промышленности и торговли. В чем заключалась целесообразность такого шага? Об этом и многом другом наш разговор с министром экономики Маратом Сафиуллиным.

- Президент Минтимер Шарипович Шаймиев, принимая решение о реформировании этих ведомств, в качестве основной задачи Минэкономики определил макроэкономическую политику, — констатирует Марат Рашитович. — То есть министерство заведует всеми отраслями экономики, а не только промышленностью, координирует их, разрабатывает общие планы и стратегии для строительной сферы, агропромышленного комплекса и так далее. Наша цель — обеспечить сбалансированное, гармоничное и эффективное развитие всех сфер, чтобы не случилось так, что подъем одних из них приведет к падению других. В принципе главный стратег в нашей республике — это президент. И в обязанности министерства вменяется — как можно более точно оформить стратегические планы главы Татарстана в виде конкретных поручений, комплексов мероприятий и программ.
- А почему блок промышленности был присоединен к торговле?
- Потому что нельзя отрывать одну часть процесса от другой. Важно позаботиться не только об успешном функционировании промышленности, но и о благополучной продаже производимой продукции через наши представительства и сети, посредством маркетинга.
- На каких конкретных направлениях сосредоточена сегодня деятельность Минэкономики?
- Назову самые крупные блоки. Первый — это планово-программный. Второй касается эффективности работы государственных органов, а третий — территориальной политики, то есть пути развития муниципальных образований. Четвертый связан с инфраструктурными преобразованиями республики и программой капитальных вложений (как должно развиваться образование, сколько средств нужно тратить на социальную сферу и так далее). Пятый — это диверсификационная политика (вопросы поддержки предприятий и предоставления им определенных льгот тоже закреплены за нами).
- Кстати, насколько мне известно, ваше министерство предлагает изменить порядок организации работ по формированию и реализации программы капитальных вложений...
- Совершенно верно. Действующая система капвложений, к сожалению, субъективна. Она построена на том, что кто-то из руководителей муниципальных образований или министерств вхож в определенные кабинеты и может повлиять на ситуацию. В итоге — пробивает положительное решение по размещению какого-либо интересного объекта на своей территории. Это ведет к тому, что дифференциация в обеспеченности социальной инфраструктурой не улучшается, а по ряду позиций и территорий даже осложняется. А мы хотим создать такую систему, которая максимально уменьшила бы влияние субъективного фактора, и чтобы объекты социальной инфраструктуры строились именно там, где они нужны в первую очередь.
- Призван ли новый порядок решить в республике одну из острейших проблем, связанных с долгостроями?
- Безусловно. Прежде всего мы занимаемся объектами незавершенного строительства. Почему? В них есть определенный задел, поэтому, вкладывая в их достройку незначительные средства, можно получить максимальный эффект. Сейчас в Татарстане незавершенка оценивается примерно в пятьдесят миллиардов рублей. Мы предлагаем в 2008 году вложить в возведение этих сооружений 1,6-1,8 миллиарда рублей, в результате чего к концу года получим готовые объекты социальной сферы стоимостью в пять миллиардов рублей.
- Хорошо, если с долгостроями в нашей республике будет покончено. Но позвольте перейти к глобальным вопросам. Президент Владимир Путин говорит о необходимости разработки программы размещения производительных сил на территории Российской Федерации. Однако татарстанский Минэконом уже завершает создание программы «Развитие и размещение производительных сил Республики Татарстан на основе кластерного подхода до 2020 года и на период до 2030 года». Каковы цель и суть этого документа?
- Хочу начать с того, что экономическая ситуация в нашей стране принципиально изменилась. До недавнего времени экономика развивалась по принципу восстановительного роста. Что это значит? До начала XXI века наблюдалось сильное падение промышленного производства, и многие предприятия освободились не только от лишних мощностей, но и от кадровых ресурсов. И впоследствии можно было без каких-либо особых вложений и инвестиций наращивать объемы производства, загружая действующее оборудование и привлекая уже имеющихся специалистов. Потенциал этого роста уже практически полностью использован. Теперь мы должны смотреть дальше: определять, где размещать производства определенной направленности, как развивать инфраструктуру и обеспечивать специализацию территориального разделения труда.
Сейчас у нас наблюдается дифференциация: есть центры, где сосредоточена промышленность, и есть территории, где уровень экономического развития не так высок. И это, к сожалению, нередко накладывает отпечаток на качество жизни населения. То есть в индустриальных центрах и мегаполисах показатели уровня жизни, как правило, высокие. А в других населенных пунктах гораздо ниже, поскольку они в силу природно-географических и исторических факторов отличаются инфраструктурной слабостью, там меньше предприятий и численность населения. Однако нельзя просто перераспределять производительные силы, то есть действовать по социалистическому принципу — мол, где пусто, там и будем создавать новые производства. Необходимо добиться того, чтобы наши территории имели четкую направленность в развитии, чтобы экономический рост одних районов был интересен и выгоден для других. Основные производства располагались бы в базисных районах — в точках экономического роста, а вспомогательные (к примеру, снабжающие и закупочные предприятия) — более интенсивно развивались на других территориях.
Схема развития и размещения производительных сил на названный период расставит приоритеты и предоставит новые механизмы регулирования государственных, муниципальных и частных капитальных вложений посредством формирования экономических регионов, обоснования долгосрочных стратегических направлений кадровой, инвестиционной и инфраструктурной политики территорий. Таким образом, будут более эффективно использоваться те конкурентные преимущества, которые есть у нашей республики в области нефтедобычи, нефтепереработки, нефтехимии, машиностроения, сельского хозяйства.
Одним из основных разделов программы является концепция развития Камского экономического района, где сосредоточены такие промышленно развитые города, как Набережные Челны, Нижнекамск, Елабуга, Менделеевск, Заинск, и прилегающие к ним территории. Именно с этой зоной мы связываем стратегические перспективы развития. Здесь проживают 26,5 процента от общего числа татарстанцев, занятых в отраслях экономики, которые производят 23 процента валового регионального продукта. В данном экономическом регионе динамично развивается ряд крупных предприятий, а инфраструктура отстает в развитии. И это приводит к тому, что промышленные компании не могут эффективно реализовать свои амбициозные планы. Наша задача — договориться, чтобы они не перетягивали друг у друга специалистов, не перемещали производства с одной территории на другую.
Как вы знаете, в Елабужском районе создана особая экономическая зона промышленно-производственного типа, резидентам которой предоставляются налоговые преференции. И дирекции некоторых предприятий хотят закрыть свои существующие производства и уйти в ОЭЗ. Для нашей экономики это не представляет интереса — руководство республики стремится к тому, чтобы в ОЭЗ были созданы условия для развития принципиально новых предприятий.
- Вся инфраструктура особой экономической зоны «Алабуга» практически построена. Сейчас на территории ОЭЗ зарегистрировано два резидента: российская компания «Северсталь-авто» и московская — «Полиматиз». Можно ли реально надеяться на то, что зона будет полностью заполнена, и 40 резидентов, как планируется, придут сюда?
- Даже не стоит сомневаться в этом. В общем-то, мы уже знаем всех будущих партнеров. Но загодя озвучивать их не совсем корректно. Это крупные компании, и любые публичные высказывания относительно них могут повлиять на капитализацию этих предприятий и на их планы. Потенциальные резиденты намерены вложить значительные инвестиции в создание в ОЭЗ новых производств, и для того, чтобы средства направить сюда, нужны соответствующие решения советов директоров, необходимо принять ряд организационных мер. Но предварительная договоренность есть со всеми. Пока намеченные планы относительно «Алабуги» выполняются. Думаю, результаты даже превзойдут первоначальные ожидания.
- Вроде бы в соответствии с программой размещения производительных сил в Татарстане помимо Камской экономической зоны выделяется еще шесть…
- Так и есть. Наиболее густонаселенной агломерационной зоной станет Столичный экономический район, включающий Казань и прилегающие к ней регионы. Здесь сосредоточено 38 процентов от всех занятых в экономике татарстанцев и 28 процентов ВРП. Кроме того, будут сформированы Западная экономическая зона, Северная, Южная, Нефтяная и Восточная.
- Марат Рашитович, почему развитие Камского экономического района выделено в программе в отдельную концепцию?
- Будущее республики — в ее качественном содержании. Допустим, мы можем и сейчас усилить нефтедобывающую отрасль. Но это скажется лишь на улучшении качества жизни нефтяников — достаточно узкой категории населения. А мы хотим, чтобы экономический подъем Камского узла дал толчок к развитию не только этой зоны, но и всей республики, а, быть может, и Приволжского федерального округа и даже Российской Федерации в целом. Настолько масштабны и значимы реализуемые здесь проекты. За пять лет мы ожидаем, что территория удвоит свой валовой продукт, и так будет до 2020 года.
- Все муниципальные образования, естественно, имеют свои планы развития. Выходит, им придется пересматривать и перекраивать их под схему размещения производительных сил республики?
- Очень хороший вопрос. Во-первых, они сами высказали заинтересованность в разработке такой программы. Развитие территорий в соответствии с этой схемой не означает доминирование над районами, или что мы заставляем их работать по своим правилам. Муниципальные образования хотят, чтобы Минэконом, как независимая государственная структура, заинтересованная в гармоничном развитии территорий, порекомендовал: где лучше размещать предприятия, строить жилье, обустраивать рекреационные зоны, как организовать систему оптимального движения транспорта и так далее. Власти каждого района в отдельности желают, чтобы как можно больше выгодных производств было размещено на их территории. Однако это может привести не только к узкому развитию других регионов республики, но и к ухудшению ситуации в самом районе, который начнет захлебываться от непосильной нагрузки, не справляясь с ней. Поэтому мы должны гармонизировать, сбалансировать и согласовать эти процессы.
- Наша республика еще год назад первой приступила к разработке такой программы. Возможно ли, что татарстанская схема станет для Российской Федерации модельной?
- Вполне возможно. Дело в том, что структура экономики нашей республики очень схожа со среднероссийской. В стране кроме Татарстана практически нет подобных регионов. Недавно Министерство экономики посетила делегация из Центра стратегических разработок РФ (в народе его больше знают как центр Германа Грефа), специалисты которого разрабатывали первые среднесрочную и долгосрочную стратегии развития страны. Сейчас мы взаимодействуем с данным центром как раз на предмет распространения татарстанского опыта. Кроме того, в этой встрече принимали участие представители одной из ведущих консалтинговых компаний в области оценки конкурентоспособности и разработки стратегий «Бауман Инновейшн», с которой мы хотим найти точки соприкосновения в области кластерного развития — нам близки их подходы и модели.
Почему мы уже год работаем над схемой? Отраслевым разрезом программы занимается министерство, учитывая при этом предложения муниципалитетов. Очень трудно согласовать отраслевой и территориальный разрезы. Например, мы запланировали определенный рост машиностроения и предложили территориям свой сценарий. А они в ответ — собственный вариант, в свою очередь, машиностроительные предприятия предлагают третий. Когда все это согласовывается, вдруг начинает нарушаться территориальная структура… Мы специально привлекли к разработке проекта татарстанской программы государственное научно-исследовательское учреждение «Совет по изучению производительных сил» Минэкономразвития РФ, который занимается этим вопросом в федеральном масштабе.
Планируем, что к концу года основные результаты этой работы будут представлены населению и общественности республики.
- Марат Рашитович, сегодня существует огромное число индикаторов, оценивающих эффективность деятельности государственной власти регионов, исполнительной власти на местах и качество жизни населения. В таком обилии составляющих, по которым проводятся мониторинги, можно запутаться…
- Вы абсолютно правы. Существующая система показателей весьма сумбурная. В свое время был указ президента РФ, который предложил оценивать эффективность управления субъектов федерации по 43 ключевым позициям. После этого в 2006 году пришло разъяснение от руководителя аппарата президента РФ Сергея Собянина, сообщившего, что перечень индикаторов расширился до 77 пунктов, оценка по которым ведется с начала нынешнего года. В дополнение к этому есть отчетность по четырем национальным проектам, федеральным инвестиционным программам и федеральным адресным инвестпрограммам. Кроме того, в республике действуют собственные системы индикативного управления, территориальных и ведомственных показателей. То есть систем очень много, и все они разновекторные. Всего оценочных показателей около двухсот пятидесяти.
В принципе, муниципалитеты справедливо жалуются на то, что республика требует с них слишком много информации. А зачастую и различные министерства запрашивают у них схожие данные, вместо того, чтобы разобраться между собой. И вот, чтобы не было такой сумятицы, мы предложили количество показателей сократить до минимального уровня потребностей. Анализируя все предыдущие показатели, мы выделили 12 групп и 25 показателей, которые, с нашей точки зрения, охватывают соответствующие ключевые моменты и позволяют оценить, каким образом то или иное управленческое решение на государственном уровне, на уровне республики и муниципалитетов будет влиять на качество жизни населения.
Наша задача — показать конечный результат, чтобы каждый глава муниципального образования, исходя из имеющихся у себя ресурсов, выбрал наиболее оптимальный путь развития: будет ли он продвигать промышленность или строительство, транспортную систему или сельское хозяйство. То есть путей много, и мы не можем ограничивать руководство МО в его действиях и указывать лишь на одну дорогу. Главное — власти должны создать условия для того, чтобы население имело хорошие доходы, эффективные системы образования, здравоохранения, государственных услуг и так далее.
- И что же, на ваш взгляд, следует сделать, чтобы повысить эффективность деятельности госструктур?
- Сейчас перед министерствами ставятся четкие задачи: что они должны сделать, каких параметров достичь. Такого раньше не было — госорганы формировались по сметному принципу, а мы хотим внедрить программный. Перед ними ставится цель — достичь определенного уровня, для чего им выделяется конкретный бюджет. Государственные структуры вольны «перегруппироваться» как считают целесообразным. Но правительство будет четко отслеживать — идут ли они к достижению поставленных целей. И если нет, то оно будет иметь возможность своевременно внести коррективы в планы финансирования и стратегию их деятельности.
Соответствующие соглашения заключаются с каждым министерством и муниципальным образованием.
- На парламентских слушаниях по прогнозу социально-экономического развития Татарстана на 2008-2010 годы вы сказали, что эта программа имеет ярко выраженную социальную направленность. Почему?
- Потому что в республике социальные показатели (повышение заработной платы, денежных доходов населения, сокращение уровня бедности) растут более высокими темпами, чем экономические — ВРП, объемы основных производственных фондов и инвестиций. Социальные расходы в структуре других затрат занимают все больший удельный вес. Они доминируют.
- Как с экономической точки зрения выглядит Татарстан на фоне других регионов России?
- По поводу этого вопроса могу предложить свежие результаты исследований, проведенных специалистами Всемирного экономического форума и полученных буквально в начале ноября этого года. В части конкурентоспособности Российской Федерации по сравнению с другими государствами наша страна в течение нынешнего года улучшила свою позицию лишь на один пункт, заняв не очень достойное для себя 58 место в мире. Ее опережает и Турция (53 место), и Индия (48-е), и Китай (34-е). Отдельно были рассмотрены страны группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), поскольку считается, что именно они в ближайшей перспективе будут определять модель экономического и социального развития в целом. Кстати, только Бразилия среди этих государств отстает от России, находясь сегодня по конкурентоспособности на 72 месте.
Кроме того, Всемирный экономический форум совместно с Центром стратегических разработок и консалтинговой компанией «Бауман Инновейшн» провели аналогичные исследования среди регионов России. Вывод потрясающ: Татарстан за последние два-три года резко усилил свои позиции в части конкурентоспособности и формирования делового климата, и если до недавнего времени мы числились в десятке лучших регионов, то сейчас по этим показателям занимаем второе место (на первом — Новосибирская, на третьем — Московская, на четвертом — Самарская область).
- А как же Москва?
- В первопрестольной по большому счету не осталось крупных промышленных предприятий, поэтому она не столь привлекательна. И по стоимости жизни Москва — на первых местах среди крупных городов мира. К тому же здесь сконцентрировано огромное количество людей, которые сталкиваются со многими трудностями. К примеру, затруднено их перемещение по мегаполису, даже обеспечение их питанием и досугом стало достаточно сложной логистической задачей.
- Можно узнать, по каким критериям оценивалась конкурентоспособность регионов?
- Конечно. В разделе «бизнес-портфель» учитывалась динамика развития отраслей промышленности. В «бизнес-климате» — качество жизни, инновационная инфраструктура (наличие технопарков, финансовых ресурсов и прочего). В части «эффективности и стратегического фокуса администрации» анализировалось: существуют ли у региональных властей реальные планы по поддержке инвестиционных проектов и так далее. Понимаете, можно разработать стратегию, которая будет пылиться на полке. А при этом исследовании оценка проводилась очень жестко: анализировалось, проводится ли ежегодный мониторинг и вносятся ли уточнения в имеющиеся стратегические планы, ощущают ли предприятия важность тех шагов, которые делает руководство регионов им навстречу. В результате выяснилось, что в ряде субъектов федерации предпринимаемые инициативы (может, и весьма дорогие в ценовом выражении) не так важны для предприятий и организаций. И это ведет к возникновению экономических проблем.
Также учитывались такие конкурентные преимущества, как уровень образования населения, наличие природных ресурсов, географическое положение региона, то есть его близость к ключевым товарным и прочим потокам.
- В условиях глобализации мы не можем не зависеть от мировых экономик. Как ипотечный кризис в США и последовавший за ним финансовый коллапс в Америке и Европе повлияли на нашу экономику?
- Пока татарстанские как и российские банки заняли выжидательную позицию. Они присматриваются к тому, как поведет себя федеральное правительство. В общем-то, те ресурсы, которые были накоплены страной в период благоприятной экономической конъюнктуры (в виде стабилизационного фонда, фонда будущих поколений), позволяют нам в среднесрочной перспективе (в течение трех-пяти лет) достаточно устойчиво развиваться независимо от ситуации на внешних рынках.
Да, российская экономика очень тесно интегрирована в международное хозяйство. Удельный вес экспорта составляет ее большую долю. Но наша страна экспортирует товар, который и сейчас пользуется, и в дальнейшем будет пользоваться большим спросом в условиях быстрого роста экономики, — это энергию. Проблема в том, что потенциал этого роста слабо используется для диверсификации экономики: в России хорошо развивается нефтяная промышленность, а нефтепереработка, нефтехимия, энергетика и другие отрасли, которые в будущем должны обеспечить конкурентоспособность страны в виде нанотехнологий, биотехнологий, информатизации, продвигаются слабо. То есть развитие топливного сектора подавляет рост других отраслей. И эту тенденцию в России пока никак не могут переломить.
Но благодаря большой политической воле президента Минтимера Шаймиева в нашей республике мы эту структуру постепенно меняем в пользу обрабатывающих отраслей, чьи темпы экономического развития в несколько раз выше, чем в добывающей сфере Российской Федерации. Долю нефтедобывающего сектора в Татарстане оставляем константой на уровне тридцати миллионов тонн нефти в год, а объемы нефтепереработки по сравнению с 2000 годом уже утроили. Каждый год открываются новые производства, к примеру, полипропилена, полистирола и других. И к 2012 году эти мощности будут еще утроены за счет увеличения перерабатывающих производств «Нижнекамскнефтехима», «Казаньоргсинтеза», Нижнекамского комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов. Если сейчас перерабатываем семь миллионов тонн углеводородного сырья в год, то к 2012 году этот показатель планируется увеличить до двадцати одного миллиона.
- Все-таки позвольте вернуться к предыдущему вопросу. Сейчас реализуется приоритетный национальный проект «Доступное и комфортное жилье — гражданам России», который подразумевает выполнение различных жилищных программ, в том числе и коммерческой ипотеки. Можем ли мы на республиканском уровне повлиять на коммерческие банки, чтобы они не поднимали проценты по ипотечным кредитам?
- В основном это прерогатива федерального правительства. Но наш регион имеет ряд преимуществ. Прежде всего они связаны с тем, что татарстанская банковская система устойчивая, она генерирует достаточно большие объемы финансовых ресурсов, которые и в перспективе может вкладывать в какие-либо новые проекты. По количеству крупных банков, размеру их уставного капитала, объему выданных кредитов, по устойчивости и другим основным показателям татарстанский банковский сектор находится на втором месте в стране после московского. Главное, чтобы федеральный центр не менял правила игры, тогда финансовая система нашей республики выдержит и не такое…

Ирина ДЕМИНА

Дополнительная информация

Желаю успешной работы коллективу журнала "РуководительXXI"

Рамиль хазрат Юнусов (Кул-Шариф)

 

Руководитель XXI © 2005-2007

разработка: интернет-агентство