Москва
Санкт-Петербург
Казань
Набережные Челны
Альметьевск
Нижнекамск
  Самара
Нижний Новгород
Ульяновск
Уфа
Йошкар-Ола
Чебоксары
об ассоциации
о фонде
о конкурсе "Руководитель года"
свежий номер
АРХИВ
архив конкурса
реклама в журнале
контакты
 

Бог в помощь редакции журнала. Надеюсь, что это издание будет стимулировать руководителей организаций быть впереди и приносить весомый вклад в развитие нашей республики.

Архиепископ Анастасий

_Политические игры     _Стратегические планы     _Из первых рук     _Социальное партнерство     _Знаковое событие     _Размышления о добре_Юбилей     _Руководитель года - 2006     _"Белый банк"     _"Архитектор" нефти     _Элементы безопасности     _Долг перед человеком     _Золотой Минбар     _Ватерпол-интрига     _Ярмарка вакансий     _Волшебная комната     _Комфорт души и тела     

_Размышления о добре

ВЫРАЖЕНИЕ УЧТИВОСТИ ИЛИ СОЦИАЛЬНАЯ МИССИЯ?

Раздумья о социальных смыслах благотворительности неизбежны в контексте заканчивающегося Года благотворительности в Татарстане. Те, кто по долгу службы (чиновники, журналисты) или ввиду вовлеченности в процесс (благотворители, благополучатели) внимательно следили за ним, наверняка будут пытаться обобщить огромный эмпирический материал, связанный с приобретенным опытом, и создать мощную концепцию, которая в дальнейшем станет вектором развития благотворительности.

В этом плане предлагаемые заметки, возможно, окажутся небезынтересны читателю. Это действительно заметки, соображения, попытки осмыслить процесс с определенной точки зрения, а именно — морально-нравственной, хотя прагматического смысла они тоже коснутся — волей-неволей.  

Размышление №1:
зачем помогать?

Зачем человек помогает другим? Задали этот простой вопрос первым встречным. Опрос проводился у Московского рынка в Московском районе Казани.
- По велению сердца, из любви, жалости, сострадания ближнему (8 человек).
- Из корысти, чтобы ему потом тоже помогли (5 человек).
- По примеру других, по указу президента — он объявил в республике Год благотворительности (3 человека).
- Богатые помогают бедным, чтобы замолить грехи (2 человека).
- Государство помогает бедным, чтобы снять социальную напряженность. Бизнесмены — ради пиара. А простой человек — из человеколюбия, как Библия учит (1 человек).
Согласимся с последним утверждением вполне: именно христианство возвело любовь к человеку, милосердие — в ранг первейшей добродетели. Но сказать, что милосердие родилось вместе с христианством, значило бы ошибиться. Еще в античные времена происходили массовые благотворительные акции. Благотворительность была всегда, во все исторические эпохи. Даже когда ее запрещали. (Французский революционный закон от 24 Вандемьера или советский закон 1929 года: запрещая благотворительность, тоталитарное государство стремилось сконцентрировать в своих руках распределительные функции и увеличить тем самым собственную власть).
Но в людском сообществе благотворительность можно назвать процессом тектоническим — и по силе, и по масштабам.  Она была, есть и будет. Другое дело — абсолютна ли ее польза? Какою она должна быть, чтобы действительно творить благо?..
Милосердие почти всегда  трактуется в социуме как готовность к материальной жертве и помощи. И это понятно: в условиях массового материального неблагополучия материальная забота выдвигается на первый план.

Размышление №2:
кому помогать?

В этом контексте интересен опыт Льва Толстого. В его время в Западной Европе и Америке происходило переосмысление социальной миссии благотворительности. А в России еще только крепло сознание того, что принципы и методы филантропии должны отвечать нравственным критериям. Граф Толстой всерьез натолкнулся на проблемы, когда взялся во время переписи населения в 1882 году в Москве за грандиозный проект. В ходе переписи, как он думал, можно составить точное представление о жизни бедноты и размере необходимой помощи. Сам стал переписчиком в одном из районов, где располагался крупный ночлежный дом «Ржановская крепость».
Толстой обнаружил парадокс: при крайней бедности людей очень трудно определить, какая же помощь необходима, чтобы исправить их положение по-крупному. В одном месте надо было вызвать врача и купить лекарство, в другом — дать деньги на похороны. Как заметил Толстой, в таких нуждах люди сами довольно эффективно, хотя и скромно, помогали друг другу. Для большинства людей, которых он встретил и которым так хотел помочь, источник бед заключался не в отдельном событии или текущих жизненных обстоятельствах, а в образе жизни. Описывая свой опыт благотворительности в книге «Так что же нам делать?», Толстой делится важным выводом, к которому пришел: «Давать деньги некому, если точно желать добра, а не желать — только раздавать деньги кому попало». То есть, если понимать под помощью не учтивость, не временную поддержку, а последовательные усилия по изменению жизни людей, то раздачей благ дела не решить. В этом случае нужно делать добро, избегая формальностей и налаживая дружеские отношения, беря на себя ответственность за другого в полной мере.
Да и в романе «Анна Каренина» затрагивались те же проблемы: как восстановить справедливость в отношении крестьян, как помочь угнетенным людям. Левин хотел для преодоления неравенства раздать имение крестьянам и пойти работать на них. Однако конфликт тем самым не решался… Раздать — это полдела. А как распорядятся своим прибытком бедные, которых облагодетельствовали?
Конечно, если сердце велит раздать имение, писал Достоевский, надо раздать его. Но раздающий тем самым решает какие-то свои проблемы. На это и указывал классик: даже если все имеющие раздадут, всем все равно не хватит. Он подходил к вопросу именно с нравственных позиций.
И Достоевский, и Толстой в критике благотворительной практики точно указали на важные этические проблемы. По-видимому, правильно, что помощь нуждающимся — это выражение учтивости и солидарности. Но благотворительность как нравственная задача выражается не просто в готовности поделиться, отдать, но и в готовности вырасти из собственного эго. Благотворительность обращается в разовую подачку, когда совершается из честолюбия дающего… Суметь сделать добро другому — это сложнее, чем может показаться на первый взгляд.
Даже в прагматическом плане —  с этим столкнулось и татарстанское общество. При всех усилиях рационального планирования помощи социально уязвимым слоям его со стороны Минсоцзащиты процесс где-то становился стихийным. Один из директоров приюта пожаловался как-то: «Нас закормили тортами, дети уже не хотят их есть. Они просто портятся, хотя мы и домой их уносили, и соседям раздавали». Завотделением детской больницы сказала, что некуда складывать рулоны туалетной бумаги. Примеры мелкие, но характерные. Действительно: где-то мало, где-то много, а где-то совсем ничего. Как избежать дублирования? Как найти того, кто нуждается в помощи, а кто принимает ее из вежливости или по принципу «на халяву и уксус сладкий»? Вопрос, как говорится, отрабатывается… Формы и методы благотворительной помощи совершенствуются…

Размышление №3:
что такое благотворительность?

Благотворительность в самом деле направлена на ослабление социальных противоречий. В основе благодеяний действительно лежит человечность. Они не редко, а напротив, часто вдохновляются высокими мотивами.
Что бы мы ни думали сегодня о перестройке, о позднесоветских  1985-1991 годах, нельзя отрицать, что одним из первых достижений была реабилитация благотворительности. Признание и принятие ее, как нормального и необходимого элемента здоровой общественной жизни, было одним из первых добрых плодов перестройки. О благотворительности постсоветское общество заговорило на фоне помощи жертвам Чернобыльской катастрофы и Спитакского землетрясения — в большой беде дозволено было помогать, а это открыло дорогу милосердной помощи вообще. А ведь раньше, в советском обществе, любую помощь, организованную помимо государства, было принято считать унижающей достоинство человека — как минимум, как максимум — аморальной. Позднесоветское государство не то чтобы одумалось — ему было более не под силу заботиться обо всех нуждающихся. Тем не менее это был маленький шаг к человечности.
Обратимся снова к нашим респондентам с Московского рынка в Казани: что они думают по поводу благотворительности и чьей, прежде всего, функцией считают? Опрос дал в итоге такие выводы: по мнению 15-ти человек, благотворительность — это поставленная на поток раздача материальных благ (в первую очередь, денег, пищи, одежды, бытовой техники). Лишь 4 человека видят благотворительность в бесплатном предоставлении услуг, передаче знаний и умений, труда на благо ближнего. Указание же на то, что благотворительность может быть средством воздействия на социальную практику, воспринимается с глубоким подозрением к «богачам»: денег им мало — власть подавай! С тем, кто должен быть благотворителем в нашем обществе, и вовсе беда: 10 человек твердо уверены — богатые бизнесмены, а 6 человек, не забывая о бизнесменах, добавляют — государство. Трое высказались однозначно: государство должно так строить политику, чтобы в благотворительности не было никакой нужды. Резон у этой группы был неслабый: мы платим налоги!.. Пришлось наводить на мысль о том, что благотворительность есть дело каждого: пока мы этого не поймем, гражданского общества, способного влиять на государственную политику, нам не видать, как собственных ушей. И ведь что характерно — соглашались!.. Еще три человека сказали: бизнесмены, государство и молодежь — они должны помогать старикам, которым уже трудно мыть окна в своих квартирах и убирать их.
Анализировать, то бишь разжевывать этот расклад не хочется. Вместо этого вот что: в американском городе Мемфис (штат Теннеси) с 1962 года работает клиника Святого Иуды. Это крупнейшая в мире больница, специализирующаяся на лечении рака крови у детей. Клиника создана на деньги, собранные по инициативе американского комика Дэнни Томаса, и на протяжении своей истории существует только на благотворительные пожертвования. На работу этой огромной больницы уходит более миллиона долларов в день. А средний размер пожертвований, на которые содержится этот гигантский медицинский комплекс, — 17 долларов США. Семнадцать долларов — трудно поверить? За время существования клиники Святого Иуды процент выживших после лейкоза детей вырос с 4 до 90.
Двадцать рублей в месяц отдать ради такого результата вы б не пожалели? «Нет» — ответили все 19 опрошенных. То есть дело за малым: людям надо просто подробнее и убедительнее объяснить, что такое благотворительность и что она может, если ее понимают правильно.
В силу понятных общественных условий благотворительность ассоциируется в массовом сознании не с церковью, не с обычными гражданами, а с бизнесом (и государством — но оно, видимо, более не намерено…) В нашем бедном обществе и при слабых (структурно и экономически) конфессиональных институтах действительную филантропическую помощь могут оказывать люди бизнеса — от имени компаний и фирм или от себя лично в порядке спонсорской поддержки, шефства или же меценатства.

Никаких размышлений! Просто отдохнем
В русском языке еще не устоялись различные представления, не говоря о терминах, для обозначения разных форм благотворительности. Любопытно упомянуть для примера письмо-призыв к денежной помощи известного американского исследовательского центра. Ежегодно рассылается в сотнях экземпляров по всему свету. В нем, в зависимости от размера помощи, филантропы делятся по ранжирам: благотворитель (до 5000 тысяч долларов), патрон (до 1000), донор (до 500), сторонник (до 100), помощник (до 50) и друг (до 30 долларов). Не менее примечательно, что в мюллеровском англо-русском словаре большинство из этих слов в соответствующей рубрике значений переводятся одним словом «жертвователь».
Давайте уточним слова: милостыня, филантропия, помощь бедным или нуждающимся. Под нуждающимися в данном случае понимаются не только живущие в нужде, но и испытывающие недостаток в дополнительных средствах для реализации своих личных и профессиональных интересов. Точная квалификация этих понятий имеет важное значение не только с социологической, но и с юридической точки зрения в обществах, где благотворительность и благотворительные взносы освобождаются от налогов.
Милостыня представляет собой индивидуальное и частное действие, помощь в насущно необходимом.
Филантропия проявляется в ситуациях необходимой неотложной помощи (голодающим, терпящим бедствие и так далее). Масштабные национальные и международные филантропические акции по оказанию гуманитарной помощи отдельным населенным пунктам или целым районам и даже народам, оказавшимся в острой нужде из-за стихийного бедствия, военного конфликта или экономической катастрофы, предпринимаются постоянно, особенно в последние десятилетия. Однако опыт показывает, что такого рода помощь наиболее эффективно осуществляется государственными организациями или при поддержке госслужб (имеется в виду необходимость экстренной мобилизации ресурсов, привлечения дорогостоящих транспортных средств и прочего). Более того, любая чрезвычайная или систематическая помощь остро нуждающимся, по-видимому, должна быть предметом государственного или государством организованного и субсидируемого попечения, поскольку филантропия добровольна и избирательна. Чрезвычайная помощь или систематическая помощь остро нуждающимся должны быть непременными, иными словами, не зависящими от чьей-либо доброй воли.
Организованная филантропия — это не повышенная в масштабах милостыня. Это один из механизмов, обеспечивающих стабильность развитого гражданского общества.

Размышление №4:
основное

Сотрудниками Минсоцзащиты РТ ежемесячно проводился мониторинг поступления благотворительных пожертвований. Статистические показатели проведения «Эстафеты добрых дел» за семь месяцев текущего года представлены в таблице.
Больше впечатляет количество акций и их участников, чем сумма. Однако в среднем почти десять миллионов в месяц одни люди отдавали другим — это хорошо. Но дело не в том, «что такое хорошо», а в том, что это — дело, к нему надо подходить по-деловому, рационально, стремясь к тому, чтобы оно было эффективным и успешным. Хотя то, что у нас каждый человек с ограниченными возможностями теперь имеет современную инвалидную коляску — замечательно. О тех, кто сумел с помощью других заплатить за дорогостоящую операцию и обрести здоровье, пусть даже относительное, и говорить нечего — радость и счастье. Воодушевление вызывает и то, что почти каждый ребенок-инвалид, в том числе по психике, пожелавший иметь компьютер, — сидит у монитора. О количестве прочих детских радостей в виде экипировки повседневной, праздничной, спортивной, о бесплатно просмотренных фильмах и спектаклях, о поездках и экскурсиях, съеденных обедах и полученных игрушках, велосипедах и роликовых коньках, укомплектованных к школе портфелей и так далее иначе, чем со слезами на глазах, говорить не приходится. Вспомним и о медицинском оборудовании, появившемся в больницах и интернатах, о бесплатных днях помывки в банях и стрижки в парикмахерских, о газовых плитах, телевизорах и пылесосах, появившихся в домах престарелых и малоимущих, о продуктовых наборах к праздничным датам и просто деньгах, выданных на лекарство и другие нужды. Первые шаги массовой благотворительности (вспомним с искренней признательностью — по инициативе президента Минтимера Шаймиева) народом республики сделаны. Важно не остановиться, важно идти дальше. А это значит не только не забыть о благотворительности после того, как стрелка часов 31 декабря перейдет отметку «12», но и придать ей новый, осмысленный импульс…
Ничего революционного: утилитаристская критика благотворительности, на наш взгляд, позитивна — она заключается в том, что ее авторы, по сути дела, обсуждали методы и формы благотворительности, в отличие, например, от коммунистической, осуждавшей благотворительность вообще…
Благотворительность как система перераспределения благ и как сфера специальной деятельности остается источником серьезных проблем социально-этического, нравственного порядка. Вспомним, что говорили люди, когда повсюду, в том числе и в детских больницах, собирали деньги в кубы на супердорогую операцию для одного ребенка, в то время как там находились мамы, чьи дети тоже нуждались в операции, на которую у них не было денег. Нет, никто не против помочь ребенку, но вопрос «почему именно ему, а не моему?!» стоял в глазах этих матерей вместе со слезами. Следовательно, нужно подумать, как такие вещи организовать в будущем без сопутствующего негатива эмоций. Может быть, так организованная широкомасштабность — не совсем верный способ творить благо?
Вспомним и о том, что многие мыслители-некоммунисты видели в благотворительности одновременно источник социального и морального зла. Каковы типичные аргументы, выдвигавшиеся против благотворительности? Наиболее радикальной по негативизму является точка зрения, согласно которой филантропия как таковая безнравственна, поскольку не исправляет, а только усугубляет положение бедных и обездоленных людей. Известная конфуцианская мудрость гласит, что лучше подарить голодному сеть и научить ловить рыбу, чем все время кормить его рыбой, спасая от голода. Тем самым будет удовлетворено право каждого человека на помощь, и одновременно будет дана надежда на решение его проблем своими силами.
Очевидно, необходимо принимать во внимание последствия благотворительности во всей их полноте и, значит, не ограничиваться рассмотрением самого факта оказания помощи. Главные результаты благотворительной деятельности всегда неоднозначны, потому   что, во-первых, осуществляют право любого остро нуждающегося на помощь, а, во-вторых, провоцируют появление надежды на помощь и формирование привычки получать помощь.
Именно организованная благотворительность порождает целые слои населения, которые обречены на иждивенчество, не способны, не умеют и не желают себе помочь. Как сказал один из опрошенных на Московском рынке: помощь воспитанникам детских домов неоднозначна хороша — они привыкают к тому, что все необходимое появляется на блюдечке с голубой каемочкой, и вступают во взрослую жизнь с этим убеждением. Последствия не замедлят…
Но, разумеется, все это не дает оснований для отрицательной оценки самой идеи благотворительности. Помощь может стимулировать инициативу, активность, изобретательность. Но для этого, за исключением случаев, когда необходимо обеспечить удовлетворение элементарных потребностей людей, она должна строиться так, чтобы тонизировать, а не расслаблять нуждающегося, чтобы внешняя помощь не заменяла необходимости самопомощи. В этом должен состоять главный критерий любых благотворительных программ.
Нелишним в данном контексте будет напомнить, что реестр благополучателей, составленный сотрудниками министерств, направлен в основном на самовоспроизводящуюся категорию иждивенцев, как бы грубо это не звучало — такова реальность. В то время как существует, например, масса неполных семей, где добытчиком является одна женщина, при всем трудолюбии неспособная купить своим детям компьютер или оплатить высшее образование. Знаете ли вы, какую сумму государство выплачивает одинокой матери на ребенка?.. Вот здесь встает вопрос о предприятии, где она трудится, и которое успешно помогает сиротам из детских домов, не замечая, как собственные сотрудники не могут выбиться из нужды. А ведь корпоративная помощь психологически гораздо легче воспринимается тем, кому она оказывается, чем помощь со стороны, от чужих. Думается, помощь от чужих так или иначе уязвляет (если речь не идет о помощи в форс-мажорных ситуациях). В корпорации же нет чувства отчужденности между благотворителем и благополучателем. В той мере, в какой человек идентифицирует себя с корпорацией, помощь и поддержка от нее — естественное действие, всего лишь средство самоорганизации корпорации. Именно корпоративная помощь менее уязвима для критики, что говорит о ее естественности и безупречности, хотя и здесь может возникнуть вопрос: корпорация должна быть внимательна к тому, чтобы внутри нее не появлялись иждивенческие настроения, которые никогда, в отличие от естественной семьи, не считаются обоснованными. Однако думается, именно этот вид благотворительности на сегодня достоин внимания, социально оправдан, но почему-то малопопулярен.
По большому же счету нельзя не согласиться с той трезвой мыслью, что принципиальные цели благотворительности — избавление общества от нищеты и бедности — могут быть решены лишь при масштабных структурных социальных преобразованиях.

Яна БЕЛОВА

Дополнительная информация

Желаю успешной работы коллективу журнала "РуководительXXI"

Рамиль хазрат Юнусов (Кул-Шариф)

 

Руководитель XXI © 2005-2007

разработка: интернет-агентство