Москва
Санкт-Петербург
Казань
Набережные Челны
Альметьевск
Нижнекамск
  Самара
Нижний Новгород
Ульяновск
Уфа
Йошкар-Ола
Чебоксары
об ассоциации
о фонде
о конкурсе "Руководитель года"
свежий номер
АРХИВ
архив конкурса
реклама в журнале
контакты
 

Бог в помощь редакции журнала. Надеюсь, что это издание будет стимулировать руководителей организаций быть впереди и приносить весомый вклад в развитие нашей республики.

Архиепископ Анастасий

_политика_главный вопрос     _речь     _краеугольный камень     _от редактора     _религия     _благотворительность     _нацпроект     _передний край     _рынок и люди     _инвесторы на селе      _авиация     _человек и его дело     _наше здоровье     _хранители точности     _передний край     _внимание конкурс     _в ногу со временем     _лидеры строек     _комфорт души и тела     _театр     _культура     _спорт     _три колодца     _а я поймал во-от такую!     _круглые даты     _из дальних странствий...     _руководящее кресло     _вояж, вояж...     

_политика

Асимметричный ответ

Выступление Владимира Путина на ежегодной конференции по безопасности в Мюнхене произвело эффект разорвавшейся бомбы. Ударная волна от него раскатилась по всему миру, вызвав взрыв противоречивых комментариев.

Одни политики и политологи сравнивают это выступление с фултонской речью Черчилля и предрекают возобновление «холодной войны» с сопутствующей гонкой вооружений. Другие полагают, что ничего ранее неизвестного Путин не сказал. Просто обрисовал существующую в мире ситуацию  без принятых в дипломатии намеков  и экивоков. Что называется, выложил все карты на стол. В покере так делают, когда идут ва-банк. Соответственно, никаких ужасов за этой речью не последует. Просто широкая публика лучше будет знать, что и  как  происходит в мире и как ко всему этому относится Россия. Тем самым он дал понять, что Россию рано списали в обоз, и она все еще остается сильным игроком на мировой арене. Прямо осудив стремление США диктовать всему миру собственные представления о свободе и демократии, Владимир Путин тут же отправился на Ближний Восток делом крепить идею многополярного мира. И, кажется, проклюнувшаяся  реальная возможность перехвата  такой  влиятельной  арабской страны, как Саудовская Аравия, из-под влияния США напугала Вашингтон гораздо больше, чем неожиданное применение Владимиром Путиным открытой дипломатии в Мюнхене.

«Открытая» дипломатия
На заре Советской власти, кажется, во время переговоров о сепаратном мире с Германией, закончившихся позорным Брестским миром, Ленин высказался в том смысле, что пора кончать с тайной дипломатией, когда правители решают судьбы народов за их спиной, и переходить к дипломатии открытой. И в самом деле, тогда приходилось объяснять населению, почему Россия, в сущности, капитулирует перед Германией и отдает ей гигантские территории, в то время как союзники по Антанте уже добивают ее в Европе и до победы остается один маленький шажок. На самом деле та  «открытая дипломатия» оказалась едва прикрытым лицемерием. Ильич просто расплачивался российской землей со своими немецкими покровителями за помощь в организации октябрьского переворота и опасался, что у погибающей Германии еще хватит сил для свержения большевиков, а после ее поражения страну возглавят победившие на выборах в Учредительное собрание эсеры. Результатами  такой «открытой» дипломатии стали иностранная интервенция  и еще море крови, пролитой для ее отражения.

Затем об открытой дипломатии надолго забыли. И пакт о ненападении, именуемый на Западе договором Молотова-Риббентропа, уже содержал в себе секретный протокол о разделе Польши. Договор этот, в сущности, дал сигнал к началу Второй мировой войны, за что на Западе Россию пинают до сих пор. Однако, у войны – своя логика, и именно эта военная логика после нападения Германии на Советский Союз  сделала США, Англию и СССР естественными союзниками, несмотря на все идеологические разногласия. Но, как только война закончилась, идеология снова вышла на первый план, усугубляя упоение Сталина своим могуществом. Руководство СССР делало всё возможное, чтобы в странах Центральной и Юго-Восточной Европы к власти пришли просоветские силы, прежде всего коммунистические партии. СССР предъявил территориальные претензии Турции и потребовал изменения статуса черноморских проливов, включая право СССР на создание военно-морской базы в Дарданеллах. В Греции набирало мощь партизанское движение, руководимое коммунистами и подпитываемое поставками из пограничных Албании, Югославии и Болгарии, где коммунисты уже находились у власти. На Лондонском совещании министров иностранных дел стран — постоянных членов Совета Безопасности, СССР потребовал предоставления ему права на протекторат над Триполитанией (Ливией), чтобы обеспечить присутствие в Средиземноморье.
СССР стремился использовать систему коллективной безопасности для расширения своего могущества. Это было замечено странами Запада и вызвало тревогу. Своей речью в Фултоне Черчилль  в августе 1946 года положил начало «холодной войне». Вот это, действительно, был акт открытой дипломатии.  Запад, по подобию древнерусских князей, открыто заявил: «Иду на вы!». 12 марта 1947 года Трумэн произнес речь на объединенном заседании Сената и Палаты представителей, которая впоследствии получила название «Доктрина Трумэна». Смысл ее сводился к тому, что США должны вмешиваться в жизнь других стран и народов якобы для того, чтобы помогать большинству против меньшинства. А в сущности, речь, конечно, шла о сдерживании экспансионистских устремлений Сталина. В ответ СССР окружил себя «железным занавесом» и надолго выключился из общемировых процессов, встревая при этом едва ли не во все вооруженные конфликты по всему миру, где только можно было навредить вчерашним союзникам.

Улица с односторонним движением
Веками накапливавшееся в Европе опасение непредсказуемого «русского медведя» достигло своего пика во время «Карибского кризиса» 1962 года, когда мир оказался на грани всеобщей ядерной войны. Слава Богу, у тогдашних руководителей США и СССР Джорджа Кеннеди и Никиты Хрущева хватило ума не довести дело до крайности, и кризис потихоньку рассосался. И хотя проба сил в локальных конфликтах все последующие годы не прекращалась, основным полем боя стала экономика. А к 80-м годам выяснилось, что свободная экономика Запада существенно эффективнее мобилизационной экономики Востока. Рейгановские «космические войны» и падение мировых цен на нефть в середине 80-х годов поставили экономику СССР на грань краха. Как можно было выдержать безумно дорогую гонку космических вооружений, когда в стране нечего было есть?

Перемены внутри страны стали неизбежными, и, как говаривал последний генсек, он же первый и последний президент СССР Михаил Горбачев, «процесс пошел». Причем, на внешнеполитической  арене пошел в одну сторону. СССР, а вслед за ним и ельцинская Россия стали сдавать Западу одну геостратегическую позицию за другой: не торгуясь, согласились с объединением Германии, денонсировали Варшавский договор, вывели базы с Кубы и из Вьетнама, получая в ответ лишь ослепительные лицемерные улыбки, панибратские похлопывания по плечу и символические жесты вроде принятия в члены элитного клуба  ведущих государств мира G7, который вместе с Россией стал именоваться G8.

Со сменой идеологии и политического строя в России отношение Запада к ней изменилось мало. Характерно, что после войны США придумали и реализовали план Маршалла для всей Европы, включая бывшего противника – Германию, чем помогли ей быстро оправиться от последствий поражения и вновь стать сильнейшим государством Европы. Ничего похожего не было сделано для СССР после его поражения в «холодной войне».

Здесь надобно сделать небольшое отступление. Получается, что немцы, хотя и сбились временно с пути, но все же – свои, европейцы. А русские, что бы они там ни делали – чужаки, азиаты. Все это напоминает XIII век, когда святой князь Александр Невский насмерть бился со шведами и немецкими псами – рыцарями, а за ярлыком на княжение ездил в Орду. И дело там было не только  в соотношении сил, а в том, что Европа несла на Русь католицизм, для православия в то время смертельно опасный. А ведь русская культура, как ни крути, основывалась именно на православии. Орда же к православию относилась вполне лояльно. Часть завоевателей с Востока сами были христианами. Вот и теперь западная культура грозит вытеснить из России культуру русскую. Насаждают же штыками  американцы с европейцами свою демократию в Ираке и Афганистане. И в этом смысле Россия для Запада такой же полигон.

А займы, которые без конца выпрашивали у международных кредитных организаций ельцинские правительства, больше были похожи на грабеж. Во-первых, давались они под грабительские проценты, а во-вторых, бессовестно разворовывались российскими чиновниками совместно с западными советниками.

Тем временем Россия последовательно выполняла и выполняет разоруженческие программы по договорам, заключенным еще Советским Союзом. Уничтожалось и продолжает уничтожаться химическое и бактериологическое оружие, сократились стратегические наступательные вооружения, ликвидированы угрожавшие Европе ракеты средней и меньшей дальности, скрупулезно выполняется договор по ПРО. Единственным встречным конструктивным шагом со стороны США стало сокращение численности их войск в Европе со 100 до 50 тысяч человек. Да и то сделано это было скорее от нужды, чем по доброй воле. Бойцы понадобились в афганской и иракской заварухах. Во всем остальном Америка откровенно плюет на все имеющиеся договоренности. Ядерные боеголовки СНВ демонтируются, но не уничтожаются, а складируются. Из договора по ПРО США вообще вышли. Вопреки обещаниям не размещать войска НАТО восточнее Германии они уже присутствуют в Прибалтике и принято решение развернуть компоненты американской национальной системы противоракетной обороны (ПРО) в Польше и Чехии. После 11 сентября 2001 года Россия безоговорочно поддержала объявление войны терроризму и не противилась созданию американских баз в республиках Средней Азии. Поначалу предполагалось, что их размещение в южном подбрюшье России будет временным; оно  необходимо только для свержения режима талибов. Теперь США объявляют, что базы эти будут существовать столько, сколько понадобится для обеспечения безопасности Америки. Мощнейшая плавучая база слежения под предлогом наблюдения за пусками северокорейских ракет передвигается почему-то не к берегам Южной Кореи, а поближе к нашей Камчатке, где она сможет контролировать перемещения подводных лодок российского Тихоокеанского флота. Примеры можно продолжить.

Ни шагу назад
Так вот, без всяких дипломатических хитростей во всеуслышанье Владимир Путин и заявил, что Россия все эти обманы видит и далее ущемлять свои интересы не позволит. Реальной помощи от Запада мы не видим, зато реальные угрозы нашей безопасности – очевидны.

Разумеется,  время для такого выступления выбрано было Владимиром Путиным совсем не случайно. Учтены были все обстоятельства. Во-первых, чрезвычайно благоприятная конъюнктура на мировом нефтяном рынке, позволившая России не только расплатиться по внешним долгам, но и основательно запастись «жирком» в виде рекордных золотовалютных резервов и гигантского Стабилизационного фонда. Во-вторых, положительные подвижки в народном хозяйстве страны тоже добавили нашему лидеру уверенности. Какие-либо экономические санкции со стороны США в отношении России в настоящее время, как минимум, бесполезны, а со стороны Европы – даже и вредны для нее самой. Как ни верти, а без российских энергоносителей она жить уже не может. В-третьих, США настолько глухо увязли в Афганистане и Ираке и настолько спешат ударить еще и по Ирану, что на серьезную конфронтацию с Россией у них просто нет ресурсов. И, наконец, в-четвертых, в России уже начался большой избирательный цикл. Руководству страны просто необходимо было поднять социальный оптимизм электората. И замысел этот в Мюнхене вполне удачно был реализован. Страна, уставшая за последние 15 лет от бесконечных внешнеполитических оскорблений и  унижений, наконец-то услышала из уст своего лидера обращенную ко всему миру речь не мальчика, но мужа. Народ почувствовал подзабытую уже было гордость за свою страну.

То, что Запад принимать нас за своих не хочет, огорчительно, но не смертельно. Конфликтовать из-за этого мы не будем и в новую гонку вооружений не втянемся, но новых партнеров, друзей и союзников поищем. И, как бы в подтверждение этой мысли, из Мюнхена российский президент в сопровождении крупнейших отечественных магнатов немедленно вылетел в Эр-Рияд.

Встретили его там действительно по-царски. Король Саудовской Аравии вручил Владимиру Путину высшую награду королевства – орден Абдель Азиза, к которому добавил от себя лично двух породистых арабских скакунов. Но восточные церемонии – не главное. Главное, что с саудовцами прошли вполне конструктивные переговоры о сотрудничестве в нефте-газовой отрасли, металлургии, строительстве железных дорог, использовании российской глобальной космической системы позиционирования.
Похожие переговоры затем прошли в Катаре и Иордании. Король Иордании Абдалла II, который по официальной  иорданской хронологии является прямым потомком в 43-м колене пророка Мухаммеда, даже немного поработал у Владимира Путина личным водителем, подбросив его на своем лимузине от аэропорта до гостиницы. Несомненно, в результате этого турне усилятся политические и экономические связи России со всеми арабскими государствами.

Ложка дегтя
В составе российской делегации одной из центральных фигур оказался президент Татарстана Минтимер Шаймиев. В Саудовской Аравии за заслуги в деле служения исламу он получил премию имени короля Фейсала. К 200-граммовому медальону прилагалось $200 000, которые Минтимер Шаймиев пообещал потратить на благотворительность.

Понятно, что его участие в делегации было далеко не случайным. Оно стало как бы двойным посылом мусульманскому Востоку и католическому Западу. В оба адреса ушли послания о том, что Россия является примером неконфликтного существования людей разной веры  внутри не только многонационального, но и многоконфессионального государства. Пример этот должен послужить делу ослабления исламского экстремизма как в самих мусульманских странах, так и в перепуганной иммигрантскими волнениями и терактами Европе. И еще европейцам дано понять, что прежде чем учить Россию жизни, неплохо было бы и самим чему-то у России поучиться.

И вдруг по возвращении на родину Минтимер Шаймиев получает неприятный сюрприз. Совет Федерации отклонил внесенный президентом РФ и ратифицированный Госдумой проект договора о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном. При этом представитель президента РФ в Совете Федерации не сильно-то и нажимал на сенаторов.

Содержание дискуссии по этому проекту – тема отдельного разговора. Более того, лично мне представляется, что договоры такого рода попросту не нужны. Все должно быть расписано в Конституциях РФ и входящих в нее республик, а также в уставах других регионов. Но уж слишком неприглядная вырисовывается картина.  Пока Шаймиев был нужен Путину для достижения внешнеполитических целей, проект договора проходил все стадии согласования достаточно гладко. Но, как только внешнеполитические цели были достигнуты, включился стоп-сигнал. Невозможно поверить, что Путин при его заоблачном авторитете не мог повлиять на Совет Федерации в нужном направлении. Но он не стал этого делать, хотя сам и внес проект договора на рассмотрение. Есть тут о чем задуматься.

И вот это обстоятельство резко смазывает то чувство удовлетворения, которое возникло сразу после выступления Владимира Путина в Мюнхене и поездки российской делегации по арабскому Востоку.

Игорь Котов

Дополнительная информация

Желаю успешной работы коллективу журнала "РуководительXXI"

Рамиль хазрат Юнусов (Кул-Шариф)

 

Руководитель XXI © 2005-2007

разработка: интернет-агентство