Москва
Санкт-Петербург
Казань
Набережные Челны
Альметьевск
Нижнекамск
  Самара
Нижний Новгород
Ульяновск
Уфа
Йошкар-Ола
Чебоксары
об ассоциации
о фонде
о конкурсе "Руководитель года"
свежий номер
АРХИВ
архив конкурса
реклама в журнале
контакты
 

Бог в помощь редакции журнала. Надеюсь, что это издание будет стимулировать руководителей организаций быть впереди и приносить весомый вклад в развитие нашей республики.

Архиепископ Анастасий

_политика     _главный вопрос     _речь     _краеугольный камень     _от редактора     _религия     _благотворительность     _нацпроект     _передний край     _рынок и люди     _инвесторы на селе      _авиация     _человек и его дело     _наше здоровье     _хранители точности     _передний край     _внимание конкурс     _в ногу со временем     _лидеры строек     _комфорт души и тела     _театр     _культура     _спорт     _три колодца     _а я поймал во-от такую!     _круглые даты_из дальних странствий...     _руководящее кресло     _вояж, вояж...     

_круглые даты

С ЧЕГО НАЧИНАЛСЯ ТАТАРСКИЙ ТЕАТР

В эти дни  в столице Татарстана проходят торжества, посвященные 100-летию татарского театра, и потому сегодня представляется особенно важным вспомнить
о тех, кто стоял у его истоков…


5 мая 1906 года в Казани произошло событие, которому суждено было стать поворотным в истории татарской национальной культуры. В этот день в зале Союза приказчиков (ныне ул. Большая Красная, дом 29) состоялся первый публичный спектакль на татарском языке. Актеры-любители представили  драму турецкого автора Намика Кемаля «Жалкое дитя». Разрешение на это испросил у городских властей статский советник Ибрагим Терегулов, входивший в литературно-художественный кружок «Суббота» («Шимбэ»), который собирался в домах татарской интеллигенции — Ахмеровых, Терегуловых, Саиновых и Габитовых. Обычно — по субботам, отсюда и название кружка. Теперь уже трудно сказать, кому из «субботян» впервые пришла в голову мысль  устраивать домашние спектакли, но всем эта идея понравилась… 
К слову, первые пьесы на татарском языке были написаны значительно раньше, чем появилось само понятие «татарский театр», тем не менее, первой постановкой домашнего театра «субботян» стала турецкая пьеса — почему?

«Тогда на татарском книжном рынке театральных книг почти не было, — свидетельствует другой знаменитый «субботянин», писатель Фатих Амирхан, — а то немногое, что имелось, было переводом с турецкого языка или подражанием ему. Написанные же для театра произведения господина Галиасгара Камала были неудобны для игры в бумажных декорациях частных домов».
Впервые «Жалкое дитя» сыграли зимой 1903 года в доме Гафифы ханым Габитовой на Первой горе (ныне ул. Ульяновых, дом 31). Зрителями, в основном, были друзья и родственники кружковцев. Когда же весной 1906 года было получено разрешение на проведение благотворительного публичного спектакля,  в зале Союза приказчиков, вмещавшем более ста человек, яблоку негде было упасть. Представление шло до двух часов ночи и вызвало восторженные отзывы. «Спектакль прошел как новинка для Казани весьма блестяще..., — отмечала газета «Волжский курьер». — Ввиду успеха спектакля и несомненной пользы его для мусульман в смысле развития, весьма желательно, чтобы он не стал последним и был повторен в непродолжительное время». Что и было сделано 22 декабря 1906 года в помещении Нового клуба (ныне ул. Горького, 3). Именно этот день и считается официальным днем рождения татарского театра, а все, что ему предшествовало, в том числе спектакль, показанный 5 мая 1906 года, назвали «генеральной репетицией».

Между тем, известно и о более ранних попытках организовать публичные спектакли на татарском языке. Например, в Оренбурге. Еще в 1905 году выпускник Казанской учительской школы Ильяс Кудашев-Ашказарский организовал здесь небольшую, но сильную труппу из актеров-любителей и с энтузиазмом взялся за постановку пьесы Александра Островского «В чужом пиру похмелье», которую сам же и перевел на татарский язык. Больше того, действие пьесы он перенес в татарскую среду, а всем персонажам дал татарские имена.  Уже был назначен день премьеры — 3 декабря 1905 года, но мусульманское духовенство воспротивилось этому, и спектакль не состоялся. Лишь спустя полгода после первого публичного спектакля в Казани Кудашев-Ашказарский повторит этот опыт в Оренбурге. 

В мае 1907 года оренбургская труппа впервые выезжает на гастроли по городам Поволжья. В Нижнем Новгороде в нее вступает первая женщина — Сахибжамал Гиззатуллина-Волжская (до этого все женские роли играли актеры-мужчины). Волею случая, там же, на Макарьевской ярмарке, где выступали татарские артисты, окажется в поисках работы молодой человек по имени Габдулла Кариев. С ярмарки он уедет вместе с труппой и всю оставшуюся жизнь (увы, недолгую) посвятит татарскому театру.

«Первая в России труппа мусульманских артистов драмы под руководством И.Б.Кудашева-Ашказарского» вскоре сменит свое длинное и невыразительное название на короткое и звучное — «Сайяр», что означает «странствующая» (по легенде, это название предложил Габдулла Тукай, друживший со многими артистами). И оно окажется пророческим. Несмотря на то, что с осени 1908 года труппа базировалась в Казани, в жизни татарских актеров по-прежнему не было ничего стабильного — ни устроенного быта, ни постоянного заработка… Однако неизменным оставался и девиз труппы — «К свету!». После короткой передышки актеры вновь грузили на телегу свой нехитрый домашний скарб, служивший одновременно театральным реквизитом, и колесили по российскому бездорожью – от одной деревни к другой, с ярмарки на ярмарку. Главным богатством труппы «Сайяр» были сами актеры-самородки, которые играли по наитию, руководствуясь каким-то шестым чувством, которое подсказывало им,  где кончается правдоподобие, имитация жизни и начинается художественная правда. 

Именно эта плеяда — И.Кудашев-Ашказарский, Сахипджамал Гиззатуллина-Волжская и Г.Кариев– стояла у истоков татарского профессионального театра. Каждый из них был яркой и разносторонне одаренной творческой личностью. Кудашев-Ашказарский, кроме того, что был актером и талантливым антрепренером, прекрасно пел, играл на нескольких музыкальных инструментах. Габдулла Кариев в одном лице был художественным руководителем, режиссером и ведущим актером труппы. Все, кто видел его на сцене, отмечали, что он не играл, а «жил» в образе. Внешность Гиззатуллиной-Волжской была под стать тем лирическим героиням, которых она играла, — невысокого роста, хрупкая, с большими выразительными глазами, красивым грудным голосом. Не секрет, что в числе поклонников ее таланта и женской красоты был Габдулла Тукай, посвятивший первой татарской актрисе вдохновенные поэтические строки.
Каждый из них отдавал себя театру целиком, без остатка… Вместе с тем это были люди с непростыми характерами, и со временем творческое взаимопонимание давалось им все труднее и труднее. Первым ушел Кудашев-Ашказарский. (Впоследствии он организует еще несколько татарских трупп, но, в конце концов, разочаровавшись в театре, отдаст предпочтение музыке и уйдет на эстраду.) А спустя несколько лет, в 1912 году, из-за возникших творческих разногласий  труппу «Сайяр» покидает Гиззатуллина-Волжская. В Уфе актриса набирает свою труппу, которая начинает выступать под названием «Нур» («Луч») и вскоре  приобретает не меньшую известность, чем труппа «Сайяр». Третья овеянная легендарной славой татарская труппа «Ширкат» («Товарищество») была создана актером В.Муртазиным-Иманским, тоже бывшим сайяровцем, в 1915 году в Оренбурге.

А тем временем в труппу «Сайяр» приходят Карим Тинчурин, Зайни Султанов, Гульсум Болгарская, Нагима Таждарова, Камал I, Камал II, Фатима Ильская… Что ни имя — то легенда татарского театра.

Весной 1917 года Г.Кариев организует поездку труппы «Сайяр» в Москву, на спектакли Московского Художественного театра. И тогда же состоялась встреча татарских актеров с Константином Сергеевичем Станиславским. О чем они говорили — доподлинно неизвестно. Но явно под впечатлением этой встречи Г.Кариев вскоре ставит на татарской сцене «Мещан» Максима Горького и «Вишневый сад» Антона Чехова.

Увы, «Вишневому саду» суждено было стать одной из последних постановок сайяровцев.  Летом 1918 года в связи с боевыми действиями в Казани труппа сворачивает свою деятельность, и многие актеры в поисках лучшей доли покидают город.

Лишь весной 1921 года Казань вновь становится для них центром притяжения. Здесь создается Первый государственный показательный драматический татарский театр. Его творческое ядро составили актеры трупп «Сайяр» и частично «Нур». К сожалению, Габдуллы Кариева к этому времени уже не было в живых, и во главе первого татарского профессионального театра становится его ученик — Карим Тинчурин, начинавший в труппе «Сайяр» актером и здесь же нашедший свое истинное призвание как драматург. И вот, находясь в расцвете творческих сил, он пишет и ставит одну за другой свои лучшие пьесы — «Американец», «Угасшие звезды», «Казанское полотенце», «Голубая шаль», «Без ветрил»… Успеху этих постановок способствовали также мелодии Салиха Сайдашева, с первых дней заведовавшего в театре музыкальной частью.
Конечно, впереди были новые испытания – войной, сталинскими репрессиями, брежневским застоем, горбачевской перестройкой… И на каждом из этих этапов деятели татарского театра заплатили самую высокую цену за свое право жить служением театральному искусству.

Ольга КРУЧИНА

Справка XXI
Татарский драматический театр, зародившись в начале XX века на любительских подмостках, на представлениях полубродячих трупп, в конце двадцатого столетия утвердился как яркое и самобытное художественное явление – со своей эстетикой, традициями, актерской и режиссерской школами. Лучшие постановки ТГАТ им. Г.Камала последних лет связаны с именем его главного режиссера Фарида Бикчантаева, у которого репутация экспериментатора, современного, европейски мыслящего художника. Но при этом, что бы он ни ставил – татарскую классику, Чехова или Шекспира, Бикчантаев остается глубоко национальным режиссером, творчески развивающим традиции татарского театра.

Дополнительная информация

Желаю успешной работы коллективу журнала "РуководительXXI"

Рамиль хазрат Юнусов (Кул-Шариф)

 

Руководитель XXI © 2005-2007

разработка: интернет-агентство