Москва
Санкт-Петербург
Казань
Набережные Челны
Альметьевск
Нижнекамск
  Самара
Нижний Новгород
Ульяновск
Уфа
Йошкар-Ола
Чебоксары
об ассоциации
о фонде
о конкурсе "Руководитель года"
свежий номер
АРХИВ
архив конкурса
реклама в журнале
контакты
 

Бог в помощь редакции журнала. Надеюсь, что это издание будет стимулировать руководителей организаций быть впереди и приносить весомый вклад в развитие нашей республики.

Архиепископ Анастасий

_Политические зигзаги     _Двигатель прогресса     _Главный вопрос     _Роль работодателя     _В интересах государства     _Деловой форум     _Праздник нефти     _Знак качества     _Безопасность на дорогах     _Добрые дела     _Социальный ракурс     _Высокие технологии     _Полвека спустя     _Личность и время_Крылья Татарстана     _Разведчики недр     _Родители самолетов      _Уникальный объект     _Лучший экспортер     _Финансовый вопрос     _Создатели кораблей     _Consulting.ru     _Автоперевозчик     _Лидер стройиндустрии     _Хорошая новость     _В рамках фестиваля     _Разговор по существу     _Спортивный прорыв     _Откровения     _Поймать мгновение     _Комфорт души и тела     _Температурные аномалии     _Минута отдыха     

_Личность и время

«ДЭН СЯОПИН» БУМАЖНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

К 75-летию Сергея Павловича Титова

Начиная с горбачевской перестройки, самым затасканным словом в стране стало «реформа», которое употребляют и к месту, и не к месту, редко задумываясь о его значении. Внедрение элементов государственного регулирования в капиталистическую экономику США Франклином Рузвельтом в тридцатые годы прошлого века и, наоборот, использование рыночных механизмов социалистическим Китаем полвека спустя — это реформы. В обоих случаях результат от их проведения оказался ошеломляющим. Либеральный проект преобразования России, к сожалению, оказался мало похожим на те реформы и по характеру, и по результатам...

Впрочем, настоящие реформаторы в нашей стране все же имеются, один из них — генеральный директор Набережночелнинского картонно-бумажного комбината Сергей Павлович Титов. Не случайно коллеги из Москвы и Казани сравнивают его с Дэн Сяопином: ничего не развалил и тем не менее вписался в рыночные отношения. Есть правило, из которого не бывает исключений: основать уникальное предприятие по силам только крупной личности.
В середине семидесятых годов в Госснабе СССР возникла идея построить в стране пять картонно-бумажных предприятий (в том числе в Набережных Челнах), способных использовать макулатуру. До этого отечественная бумажная промышленность отвергала вторсырье. А каждый из задуманных производственных комплексов при выходе на проектную мощность ежегодно сберегал бы от вырубки 20 тысяч гектаров леса. Однако когда приглашенный для реализации проекта в Татарстане с должности главного инженера Камского ЦБК Сергей Титов прибыл на место, ветры в министерских коридорах Москвы изменили направление, и, соответственно, финансовое обеспечение стройки повисло в воздухе.
Но сторонники модернизации отрасли тоже оказались не лыком шиты, уговорив Стройбанк СССР пустить на возведение комбината пени и штрафы, которые банк регулярно взимал с клиентов, — так называемые неучтенные средства. Но в чем отличие кредита от бюджетных капвложений? Его надо возвращать, да еще с процентами. К тому же далеко не все местные партийные чиновники сразу прониклись важностью нового предприятия для города и республики, публично называя его «грязной фабрикой». И только по прошествии нескольких лет, когда была сдана первая очередь с полным набором очистных сооружений замкнутого цикла, признали правоту директора Титова. А уж как потом, в кризисные девяностые годы, комбинат выручал город, став чуть ли не главным источником налоговых поступлений в бюджет (это при наличии-то гиганта КамАЗа!), и говорить излишне.
Гражданский долг перед обществом Сергей Павлович чтил и чтит превыше всего, при этом «добреньким» его не назовешь. Было дело, помогал я ему «отражать атаку» одной аффилированной с правительством РТ структуры, вознамерившейся навязать комбинату экологические платежи за якобы наносимый природе ущерб. Даже пищевой крахмал, который используется при производстве картона, был внесен в список опасных для здоровья людей веществ. А между строк грозного уведомления читалось: ну, что стоит успешному предприятию отстегнуть маленькую толику от своей прибыли? Привыкнуть к алчности чиновников невозможно. Но Титов, разложив передо мной документы, отвергающие их попытки залезть в карман коллективу, лишь посмеивался. Ведь правда была на его стороне, что подтвердило дальнейшее развитие событий. 
Однажды, характеризуя коллегу, Сергей Павлович уважительно о нем отозвался: «Умеет считать деньги». Я хотел уточнить: а что это значит? Но посчитал неудобным, поскольку ответом на вопрос был имевшийся у моего собеседника опыт строительства комбината с использованием банковского кредита еще при плановой экономике. Можно сказать, считать деньги на КБК умеют все: научились, когда погашали ссуду, затянув потуже пояса. Не все выдержали испытание хозрасчетом. Зарплата здесь долгое время оставалась самой низкой в городе, что, конечно, порождало текучесть кадров. Кто-то потом вернулся, а кого-то директор обратно уже не принял…
С приходом горбачевской «перестройки» бюрократический пресс в экономике отнюдь не ослаб. Только вместо управлений и отделов Госснаб СССР создал посреднические фирмы, через которые и направлялись все товарные потоки. Без оглядки на «Союзглавтару» комбинат не мог ни закупать сырье, ни продавать готовую продукцию потребителям. Сергей Павлович дошел до тогдашнего председателя Совета Министров СССР Н.И.Рыжкова и добился-таки предоставления КБК в апреле 1991 года полной хозяйственной самостоятельности. Пусть и в порядке эксперимента. Тем более на руках у Титова был ничем не побиваемый козырь: комбинат строился не на государственные деньги, поэтому он вполне отвечал всем параграфам закона о коллективных предприятиях, принятого в стране незадолго до того.
Дальновидность Титова особенно ярко проявилась в ходе тотальной чековой приватизации, которая отбросила экономику России на десятилетия назад. Конечно, КБК в начале девяностых годов тоже не избежал некоторого спада производства, но быстро стал набирать обороты за счет расширения географии поставок своей продукции. Обойти кризис, считает Сергей Павлович, помогла всеобщая заинтересованность членов коллектива, как совладельцев комбината, в конечных результатах труда. Однако в новом Гражданском кодексе РФ понятие коллективной собственности отсутствовало. КБК грозила участь оказаться в правовом вакууме. Рейдеры уже начали точить зубы на процветающее предприятие. И кто знает, какой бы оказалась его участь, если бы Титов их не опередил, приняв активное участие в разработке федерального закона «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)». Борьба за принятие законопроекта длилась 2,5 года. Известный хирург и общественный  деятель Святослав Федоров был у его сторонников знаменосцем, а локомотивом — Сергей Титов. В конце 1998 года комбинат первым в России получил статус народного предприятия. 
Нынешний КБК, если сравнить его с тем, каким он был в момент пуска, не узнать. Идет непрерывное обновление основных фондов, износ которых после 18 лет эксплуатации чуть-чуть превышает 30 процентов. Неизменной остается только проходная в здании заводоуправления. В современных офисах даже средней руки руководителей стало неприличным обходиться без охраны в виде накаченных добрых молодцев. А у Титова на вахте (предприятия с валовым годовым доходом, превышающим два миллиарда рублей!) по-прежнему сидит домашнего вида пожилая женщина.
- А вдруг бандиты нагрянут, не боитесь? — полюбопытствовал я однажды у Титова после громкого заказного убийства на Урале бывшего топ-менеджера КамАЗа.
- Не воруй — и будешь неинтересным для криминала, — заметил Сергей Павлович…
Когда заходишь в кабинет Титова, сразу утыкаешься взглядом в планшет на стене с высказыванием третьего президента США Томаса Джефферсона: «Искусство управлять состоит в искусстве быть честным». Для хозяина кабинета это не просто «крылатое выражение», а, как еще недавно было принято выражаться, руководство к действию. Сколько в период «царствия Чубайса» увивалось вокруг Титова представителей различных инвестиционных фондов с предложениями приватизировать КБК по схемам, дававшим ему в собственность солидный пакет акций комбината! И он все их отклонил, ибо не мог «кинуть» коллектив, с которым это предприятие построил. Идем дальше. Согласно законодательству одному члену коллектива народного предприятия может принадлежать до пяти процентов акций. В уставе Набережночелнинского КБК этот лимит равен двум процентам. Но и его Титов не выбрал: всего 0,49 процента акций комбината принадлежит Сергею Павловичу...
За шесть лет производство картона, гофротары и туалетной бумаги на КБК в сопоставимых ценах выросло в 2,6 раза. То есть поставленная перед страной президентом Путиным задача по удвоению за десять лет внутреннего валового продукта для челнинских бумажников уже к 2005 году утратила актуальность. Однако сами они не считают этот результат из ряда вон выходящим. И вот почему. За точку отчета органы госстатистики, таково мнение Сергея Титова, должны брать 1990 год, а не период после дефолта, когда экономические показатели в стране настолько упали, что даже небольшой шаг вперед стал выражаться сотнями процентов прироста объемов производства. Рапортуя о «победах», правительственные чиновники и некоторые руководители предприятий не замечают или не желают замечать, что даже до вершин достижений плановой экономики еще топать и топать, не говоря уже о далеко обогнавших за годы «реформ» странах Запада. Поэтому челнинские бумажники оценивают свой экономический рост исходя из собственных критериев. В прошлом году они все-таки достигли удвоения объемов выпуска продукции, — разумеется, по сравнению с уровнем 1990 года.
Другая отличительная черта директора – острое неприятие догматизма в экономике. На вооружение берется лишь то, что прошло проверку практикой. Этим, наверное, и объясняется стабильное положение комбината при всей непоследовательности реформ в стране. Кто из «фарисеев от экономики» не придет в ужас, узнав, что на складах здесь хранится трехмесячный запас всех видов сырья (кроме макулатуры): «Это же омертвление оборотных средств»! И т.д. и т.п.» Но если работать с колес, монополисты-поставщики возьмут за горло немотивированным повышением цен на свою продукцию. Наличие же у комбината сверхнормативных запасов материалов служит балансировке кривых спроса и предложения. Хотя что тут необычного? США, покупая нефть впрок и закачивая ее в подземные резервуары, руководствуются сходной логикой.
Не спешил Титов и обзавестись сертификатом соответствия стандартам качества ИСО-9001, предпочитая поддерживать в рабочем состоянии и совершенствовать на комбинате систему управления качеством, доставшуюся в наследство от советских времен. Только в 2003 году был получен этот документ – для упрощения взаимоотношений с партнерами. И еще нюанс: в лексиконе Сергея Павловича отсутствуют экономические термины типа «маржа», «маркетинг», которыми любят щеголять менеджеры с дипломами бизнес-школ. Титову  «показывать образованность» ни к чему: он чувствует не только букву, но и дух рыночной экономики.
Принцип один, поясняет он: необходимо опережать события, предлагать потребителю новую продукцию, когда спрос на нее еще не сформирован.
КБК первым стране приступил к выпуску тары сложной конструкции, значительно расширившей границы рынка, — микрогофрокартона толщиной до 1,2 мм и семислойного гофрокартона толщиной до 18 мм. В мире они производятся не более чем десятком предприятий. Еще в 1989 году в России используемая в промышленности и торговле тара на 75-77 процентов была деревянной, а доля картонных ящиков не превышала 5-7 процентов. Перевернуть пирамиду (сейчас гофра используется в 75 случаях из 100) без участия Набережночелнинского картонно-бумажного комбината оказалось бы невозможным. В настоящий момент он производит свыше 16 процентов гофротары в стране.
Набрасывая последние штрихи к портрету Сергея Павловича Титова, замечу: он новатор и консерватор в одном лице. Вот это сочетание исключающих друг друга качеств и создает неповторимое обаяние его личности, является ключом к разгадке успехов возглавляемого им предприятия. Как это ни парадоксально звучит, консерватизм Титова всегда новаторский, а новаторство консервативно, то есть базируется на многолетнем профессиональном и житейском опыте.
Такой пример. Пресловутое разгосударствление экономики страны в начале девяностых годов сопровождалось возникновением бесчисленного множества кооперативов и разного рода СП. Однако на территории КБК их не было ни одного. Из-за чего поборники «демократии» бросали на Титова косые взгляды, почему-то не замечая, что в добросовестных предпринимателях он сразу увидел надежных партнеров. После того, как централизованные поставки макулатуры прекратились, ему и в голову не пришло организовывать на комбинате цех по сбору утиля — по причине заведомой неэффективности затеи. Титов поручил это важное дело малому бизнесу, установив для всех единые «правила игры». Соответственно появилась конкуренция — залог высокого качества вторсырья. Слова «кластер» тогда не знали, но, по сути, Титов создал экологический кластер, ядром которого является КБК, в очередной раз доказав, что новации в экономике должны идти от жизни, а не быть следствием тех или иных идеологических установок.

Владимир ЖИГУЛЬСКИЙ

P.S. Редакция журнала поздравляет Сергея Павловича Титова с предстоящим 75-летием, которое он отметит 23 сентября, и желает крепкого здоровья и новых успехов.

Дополнительная информация

Желаю успешной работы коллективу журнала "РуководительXXI"

Рамиль хазрат Юнусов (Кул-Шариф)

 

Руководитель XXI © 2005-2007

разработка: интернет-агентство