Москва
Санкт-Петербург
Казань
Набережные Челны
Альметьевск
Нижнекамск
  Самара
Нижний Новгород
Ульяновск
Уфа
Йошкар-Ола
Чебоксары
об ассоциации
о фонде
о конкурсе "Руководитель года"
свежий номер
АРХИВ
архив конкурса
реклама в журнале
контакты
 

Бог в помощь редакции журнала. Надеюсь, что это издание будет стимулировать руководителей организаций быть впереди и приносить весомый вклад в развитие нашей республики.

Архиепископ Анастасий

_Политические зигзаги     _Двигатель прогресса     _Главный вопрос     _Роль работодателя     _В интересах государства     _Деловой форум     _Праздник нефти     _Знак качества     _Безопасность на дорогах     _Добрые дела     _Социальный ракурс     _Высокие технологии     _Полвека спустя     _Личность и время     _Крылья Татарстана     _Разведчики недр     _Родители самолетов      _Уникальный объект_Лучший экспортер     _Финансовый вопрос     _Создатели кораблей     _Consulting.ru     _Автоперевозчик     _Лидер стройиндустрии     _Хорошая новость     _В рамках фестиваля     _Разговор по существу     _Спортивный прорыв     _Откровения     _Поймать мгновение     _Комфорт души и тела     _Температурные аномалии     _Минута отдыха     

_Уникальный объект

К КОМУ «ПРИЛОЖИТЬ» ПРИКЛАДНУЮ НАУКУ?

Пожалуй, необходимость обеспечения спасателей и сотрудников аварийных служб специальной защитной одеждой уже ни у кого не вызывает сомнений. Причем это должен быть не прорезиненный комбинезон с банальным респиратором, а нечто более серьезное.

По своему внешнему виду современная спецодежда напоминает скафандр космонавта, да и по сути своей не слишком от него отличается — это некое микроубежище с собственной вентиляцией, подачей чистого воздуха и целым рядом функций, да к тому же не стесняющее движений. В Казани разработкой такой «одежды» занимается Казанский химический научно-исследовательский институт — предприятие с богатой историей и не менее богатой научной и производственной базой. Это одно из старейших учреждений своего профиля в стране было создано в 1964 году на базе закрытого ГОСНИИ-405, образованного еще до войны в Ленинграде и переведенного в Казань. В свое время КазХимНИИ имел статус головной организации в стране и обеспечивал организационное и методическое руководство работой более двадцати НИИ и конструкторских бюро, двадцати пяти промышленных предприятий.
Расцвет НИИ пришелся на семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века. Тогда под руководством доктора химических наук профессора Г.П.Шарнина здесь работало около 800 сотрудников, институт занимал 25,7 тысячи квадратных метров площадей и получал все сто процентов заказов Минобороны страны по своему профилю.
В начале перестройки он, как, впрочем, и другие ведущие НИИ и предприятия «оборонки», оказался в тяжелых экономических условиях: резко сократился оборонный заказ, разрушились созданные годами научно-производственные связи, была потеряна значительная часть основных фондов и инфраструктуры.
Как рассказывает директор КазХимНии Равиль Фатхутдинов, возглавивший предприятие в 1998 году, ситуация порой складывалась абсурдная. Ну, например, представьте себе: часть площадей, точнее, два этажа режимного (!) предприятия решено было… передать посторонним арендаторам.
- С точки зрения экономической выгоды понятно, — говорит Равиль Хилалович. — Но ведь на территории КазХимНИИ есть склады с высокотоксичными и отравляющими веществами (а как иначе испытывать спецодежду, если не в «боевых» условиях) и специальные дегазационные устройства. Как сюда допустить дилетантов? Все наши сотрудники обучены правилам поведения в нештатных ситуациях, во всех кабинетах в обязательном порядке должны быть средства индивидуальной защиты, а в случае ЧП всем необходимо покинуть помещения в течение очень короткого времени. А куда и как прикажете эвакуировать «рядовых необученных» арендаторов? Когда они еще и баню на территории института построили, терпение у меня лопнуло. Сколько порогов пришлось обить, дабы доказать, казалось бы, аксиому, — лучше не вспоминать. Пугать не пугал, но пытался разъяснить всю опасность соседства с нами. С трудом, но вняли моим доводам. Конечно, часть площадей у нас все же «экспроприировали», но главного мы добились — сохранили целостность и обособленность предприятия.
А времена тогда действительно были тяжелые: нет заказов — нет зарплаты у сотрудников. Минобороны нас, правда, пыталось поддерживать, но они были тогда очень стеснены в средствах, республика содержать нас за счет бюджета тоже не могла — с какой стати?  
К сожалению, к НИИ у нас в стране вообще отношение особое. Дело в том, что подобных учреждений в мире нет, при каждом заводе — свои лаборатории. У нас прикладная наука развивалась по-другому. И потому, когда многие предприятия закрылись, институты не к кому было «приложить». В результате большинство российских НИИ были расформированы. Нам удалось выжить: к счастью, была своя испытательная база, которую мы переквалифицировали в производственную. Теперь разрабатываем и производим свою продукцию самостоятельно…
В составе института десять научно-исследовательских лабораторий и отделов, опытно-промышленное производство, экспериментально-механический цех. Около 90 разработок института являются принципиально новыми, что подтверждено патентами, разработан ряд новых, не имеющих мировых аналогов защитных материалов с регулируемой воздухопроницаемостью, полученных на основе целлюлозных волокон и активированного угля. Из них, в частности, изготавливается одна из последних разработок НИИ — комплект РИО-1, обладающий высокими эргономическими свойствами и рассчитанный на работу в течение длительного времени. Капюшон-респиратор, входящий в состав комплекта, годится как самостоятельное средство для защиты органов дыхания, глаз и кожи лица при эвакуации людей из зон химического заражения в случае техногенных аварий или терактов.
В НИИ созданы изолирующие химические костюмы, широко используемые в оснащении сотрудников промышленных предприятий и подразделений МЧС. Часть спецодежды применяется в сочетании с аппаратами со сжатым воздухом, некоторая — в комплекте с изолирующим противогазом. Для проведения работ в замкнутых объемах разработаны пневмокостюмы со шланговой подачей воздуха и с носимой фильтровентиляционной системой.
За более чем сорок лет существования КазХимНИИ разработано и передано заказчикам тридцать шесть видов специальных защитных прорезиненных материалов, используемых для изготовления защитных комплектов изолирующего типа, многие из которых серийно выпускаются промышленностью. А также фильтрующие защитные материалы, не уступающие перспективным зарубежным аналогам. Разработано и передано в вооруженные силы более тридцати комплектов общевойсковых и специальных средств защиты.
Предприятие — обладатель наград за научные разработки в области охраны труда: в 2002 году — первое место и золотая медаль ВВЦ в конкурсе на лучший костюм нефтяника, в 2003-м — первое место и золотая медаль ВВЦ в конкурсе на лучший костюм от повышенных температур в металлургическом производстве. Потребителями продукции института являются крупнейшие компании — такие, как «Газпром», РАО «ЕЭС России», Российские железные дороги, «Татнефть», «Нижнекамскнефтехим», КамАЗ, «Казаньоргсинтез», Казанский вертолетный завод, Пермский пороховой завод и многие другие предприятия. Большие перспективы открываются перед институтом в связи с организацией корпорации «Росхимзащита», в состав которой указом президента России вошел и ГУП «КазХимНИИ».
- Заниматься только разработкой систем индивидуальной защиты коллективу со столь серьезным потенциалом, как у нас, по меньшей мере нерационально. Все-таки у нас трудятся три доктора и пятнадцать кандидатов наук, шесть лауреатов Госпремии республики, — говорит директор предприятия. — Сейчас мы осваиваем ряд новых направлений гражданского назначения, например, теплозащитные составы и покрытия. Результаты неплохие: разработали уникальный теплозащитный состав ТЗП и антикоррозионную каучукополимерную мастику «МИФ», которыми уже заинтересовались казанские жилищники. Еще одно перспективное направление — работа с золями кремниевой кислоты. Мы ведем интенсивные переговоры с московским институтом неорганических материалов имени академика А.Бочвара, занимающимся проблемой захоронения ядерных отходов. Дело в том, что у нас есть свой способ изоляции радиоактивных отходов для последующего захоронения — для неспециалистов его можно назвать «застекловыванием».
Мы участвуем в нескольких целевых программах по разработке материалов, применяемых в нанотехнологиях, готовим полупроницаемые селективные пленки мембранного типа для спецкостюмов. Смысл в том, что, с одной стороны, поры наноразмеров не пропускают вредные вещества внутрь костюма, зато обеспечивают влаговыведение и вентиляцию наружу…
В общем, планов у руководства института много, и если удастся осуществить хотя бы половину из них, то это предприятие в своей сфере по-прежнему будет одним из ведущих в стране.

Мария ВЕТРОВА

Равиль Фатхутдинов // директор ГУП «КазХимНИИ» 

Родился 13 марта 1955 года в городе Сарапул Удмуртской АССР. В 1978 году с отличием окончил Казанский химико-технологический институт по специальности «физик и механик химических процессов». Обладатель сертификата на право руководства госпредприятием «Основные аспекты производственного менеджмента». С августа 1998 года — директор ГУП «КазХимНИИ».
Кандидат химических наук, старший научный сотрудник. Автор 50 научных трудов, двух фундаментальных справочников, обладатель многих авторских свидетельств и патентов.
Член совета директоров ОАО «ХИМКОНВЕРС», Торгово-промышленной палаты РТ, Ассоциации РОССИЗ. Почетный химик Минпромнауки.

Дополнительная информация

Желаю успешной работы коллективу журнала "РуководительXXI"

Рамиль хазрат Юнусов (Кул-Шариф)

 

Руководитель XXI © 2005-2007

разработка: интернет-агентство