Москва
Санкт-Петербург
Казань
Набережные Челны
Альметьевск
Нижнекамск
  Самара
Нижний Новгород
Ульяновск
Уфа
Йошкар-Ола
Чебоксары
об ассоциации
о фонде
о конкурсе "Руководитель года"
свежий номер
АРХИВ
архив конкурса
реклама в журнале
контакты
 

Бог в помощь редакции журнала. Надеюсь, что это издание будет стимулировать руководителей организаций быть впереди и приносить весомый вклад в развитие нашей республики.

Архиепископ Анастасий

_Политические игры     _Стратегические планы     _Из первых рук     _Социальное партнерство     _Знаковое событие     _Размышления о добре     _Юбилей     _Руководитель года - 2006     _"Белый банк"     _"Архитектор" нефти     _Элементы безопасности     _Долг перед человеком     _Золотой Минбар     _Ватерпол-интрига     _Ярмарка вакансий_Волшебная комната     _Комфорт души и тела     

_Ярмарка вакансий

На кого молилась и кого проклинала спортивная Казань?

Один из моих коллег пошутил-посетовал, что заметные игроки, прибывающие в Казань, как будто бы оставляют свое мастерство где-то на границе Татарстана. «Смотришь на парня в составе другой команды, просто диву даешься тому, как он играет. Покупают его в казанскую команду, и как будто меняется человек», — сказал мой приятель. Вспомнив эти слова, я решил проанализировать карьеры игравших и играющих в казанских командах спортсменов. Кто из них разочаровал, а кто оставил о себе неожиданно приятное впечатление?

Начнем с негатива
На первом месте среди спортивных разочарований — игроки «Ак барса». Причем, что удивительно, разочаровывали они нас по-крупному два раза: сразу после своего первого чемпионства и за год до второго. В 1999 году кандидатурой на главное разочарование стал голкипер Андрей Трефилов. К чемпионскому составу казанцев было прикуплено пять «звезд» за сумасшедшие на тот момент контракты в 200 тысяч долларов в год. Эти смешные на данный момент деньги первым делом не прельстили Трефилова. Голкипер прибыл в Казань растренированным, к тому же страдающим близорукостью. Помнится фраза, которую ему крикнули с трибун: «За такие деньги ты шайбы должен ж… ловить!» Андрей, услышав ее, поехал на замену с поникшей головой, а вскоре и сбежал из Казани. Вслед за ним этот путь повторил форвард Евгений Давыдов, не доиграв и до Нового года.
Разочарований номер два слишком много. Хабибулин и КаспарайТис, Ковалев и КовальЧук, Салей и Нюландер. Состав, бывший на тот момент сильнейшим во всем мире, из-за локаута в НХЛ, не наиграл даже на бронзовые медали. Ковальчук добавил расстройства своими резкими высказываниями в адрес тренера Зинэтулы Билялетдинова. Заокеанские газеты постоянно печатали в основном негативные материалы со слов своих представителей: Лекавалье, Хитли, Ричардса. Недавно я услышал благодарность Татарстану и «Татнефти» из уст президента спортивных журналистов России Николая Долгополова: «Вы позволили насладиться всей России игрой таких великих мастеров!» Не согласен с маститым коллегой. Пока вся Россия наслаждалась мастерством звезд, в Казани плевались от того, что НХЛовцы не выкладывались на площадке и на 50 процентов от возможного.
Еще одно небольшое разочарование, связанное с казанским хоккеем, зовется Андреем Мезиным. Голкипер белорусской сборной на нынешнем чемпионате мира в Москве за весь сезон в «Ак барсе» провел на площадке секунд 15-20, выскочив на замену в конце одного из матчей. Уровень игры этого голкипера позволял бы рассчитывать в любой другой команде и на место основного вратаря, а у нас он был третьим. Можно было бы просто спалить деньги, которые ему платили, на центральной площади Казани, даже в этом случае это принесло бы больше пользы. Хотя бы в качестве тепла и золы…
«Рубин» разочаровывал нас как российскими футболистами, так и иностранными. Как в первом дивизионе, так и в Премьер-Лиге. Нынешний футболист команды Сергей Будылин в свое время «зажигал» в нижнекамском «Нефтехимике» вместе с партнером по атаке Виталием Какуниным. Их обоих приглашали в «Торпедо», котировавшееся на тот момент выше «Рубина», но оставили только Будылина. Из-за хронических проблем со здоровьем у Какунина. Эти проблемы не помешали тогдашнему руководству «Рубина» заключить с ним контракт. Как результат: парня лечили практически весь год, он вышел на поле лишь считанное число раз, не забив ни одного гола.
Покойный Юрий Тишков на поле в футболке «Рубина» появлялся 18 раз. Также не забив ни разу. Для такого сильного нападающего — нонсенс. Правда, Юрий сумел «забить автогол», выиграв судебное разбирательство у «Рубина», уклонявшегося от выполнения контрактных условий.
Экс-тренер «Спартака» и молодежной сборной России Андрей Чернышов на «Рубин» ни разу не пожаловался. С ним клуб расплатился полностью, хотя он всего раз в сезон вышел на поле в футболке «Рубина», получил тяжелую травму и лечился до конца контракта. На тот момент он был самым именитым игроком команды, выступавшей в первом дивизионе.
В 1999 году разочаровал весь «Рубин» — в большей или меньшей степени. Возглавлял его такой маститый тренер, как Павел Садырин, не скупившийся на громкие высказывания в прессе. Состав был ориентирован на бывших игроков «Зенита», высоко котировавшихся на тот момент в первом дивизионе. Пожалуй, только в сторону Окрошидзе и Сенникова нельзя направить критические стрелы, а вот Наумов и Бобров, ДмиТриев и Михаил БесЧасТных производили своей игрой жалкое впечатление. В итоге фаворит турнира закончил тот чемпионат лишь на седьмом месте.
В Премьер-Лиге в качестве разочарований выступали чаще всего легионеры. Бразилец Алоизиу очень быстро разобрался, что на больничной койке ему куда как комфортнее, чем на футбольном поле, и при любой возможности спешил туда. Костариканец КасТро, выступавший за свою сборную на чемпионате мира 2002 года, при первой возможности стремился смыться на сборы своей национальной команды, не запомнившись казанским болельщикам ничем, кроме общей фамилии с кубинским команданте Фиделем Кастро. Бельгиец Руссель не просто безобразно выглядел на поле, но и постарался оставить о себе память раздачей негативных интервью бельгийской прессе, в которой хаял все, что возможно: Казань, команду, стадион, поле, погоду…
Наконец, чешский полузащитник ДосТалек прибыл в Казань кандидатом в национальную сборную, а уехал отсюда в состоянии «и сам никто, и звать — никак». Сколько проклятий обрушивали на его рыжую голову поклонники казанской команды — словами не передать. Главный тренер «Рубина» Курбан Бердыев то и дело рассказывал на пресс-конференциях, каким мастеровитым выглядит Досталек то на выездных играх, то на тренировках. Поначалу ему верили, потом — нет. Игоря СимуТенкова лицезреть на поле так и не пришлось. По титулам он был лучшим игроком команды в прошлом сезоне. Но по игре… А был ли Игорь?

Кто был ничем — тот стал здесь всем!
Впрочем, сейчас я постараюсь разбавить негатив яркими красками. Иначе читатель и не доберется до окончания материала, посчитав, что журналист насобирал только грязь и теперь выливает ее в неограниченном количестве. Есть, есть у нас и приятные исключения. В хоккее — это, например, Алексей Чупин. Воспитанник ижевского хоккея стал в Казани не только лидером команды в конце девяностых, но и неким ее символом, представлявшим «Ак барс» в сборной страны и даже капитанствуя в ней.
Фред БрэТуэйТ прибыл в Казань некой загадкой. Кто помнил, что он выступал за сборную Канады на одном из турниров на призы «Известий»? Кто видел его в воротах НХЛовского клуба? До приезда сюда он отличался только необычным для хоккеистов темным цветом кожи. Но уже в первый сезон игры в «Ак барсе» стал любимчиком местных болельщиков, а во втором Фарид, как его прозвали здесь, стал одним из кузнецов победы. Блеснув на казанском небосклоне, он пропал в родной Канаде, застряв на месте четвертого вратаря в «Атланте». 
Его партнер по защите Раймон Жиру вообще не надевал свитер клуба НХЛ, проводя свою карьеру в Швециях и Финляндиях. А в «Ак барсе» его талант расцвел до признания Жиру одним из лучших защитников нашего чемпионата.
Про Даниса Зарипова, когда он только начинал свою карьеру в «Ак барсе», один из работников клуба сказал примерно следующее: «Данис выкладывается на полную катушку за три тысячи долларов в месяц, а звездный Королюк не «пашет» и за 30!» Кто различал Зарипова среди звезд в 2005 году, поднимите руки! Не утруждайте себя физкультурой, — таких просто нет. За исключением разве что Зинетулы Билялетдинова, который на следующий год поставил Зарипова в первую тройку, к Морозову и Зиновьеву. И теперь Данис не заменим не только в «Ак барсе», но и в сборной России.
Его партнер Алексей Морозов особо не блистал в НХЛ, выступая в «Питтсбурге», за спиной Лемье, Ягра, Ковалева. Во всяком случае, в сборные России для участия в олимпиадах он не призывался. Зато в прошлом году он лишился участия на главном спортивном форуме только из-за непонятной позиции Крикунова и Павла Буре. В итоге Алексей остался без Олимпиады, а эта парочка оставила Россию без медалей. Зато Морозов блистал на чемпионате мира, участие в котором он заслужил прекрасной игрой в «Ак барсе» на протяжении уже трех сезонов. Даже в провальном 2005 году к нему, одному из немногих, не возникало ни одной претензии.
Сергей Зиновьев до появления в Казани поскитался по стране — от родного Прокопьевска до Ярославля. А громко заявил о себе, как о хоккеисте, в столичном «Спартаке». Оттуда его и забирали в Казань со скандалом. Скандалы вообще сопровождают всю карьеру Зиновьева, не мешая ему быть одним из лучших хоккеистов страны на данное время. Специалисты даже начали отмечать, что с середины сезона 2007 года Зиновьев выглядел на площадке посильнее Морозова.
В футболе нашими находками я бы назвал четырех россиян и одного бразильца. Начнем с последнего. Недостаток Орландо КалисТо чувствуется в этом году практически на всех участках поля: как в обороне, которую он цементировал, так и в созидательных действиях, которые он организовывал со своего фланга. А ведь до прихода в «Рубин» этот защитник, которого сейчас называют одним из лучших в российском чемпионате, был малоизвестен. Во всяком случае, котировался ниже, например, разочаровавшего Алоизиу или сыгравшего в Казани в свою силу Рони.
Трое россиян — Денис БоЯринцев, Роман Шаронов и Сергей Козко — были краеугольными камнями команды в «бронзовом» 2003 году, регулярно призываясь на сборы национальной сборной России. Появились они в Казани по-разному. Бояринцева привел сюда экс-тренер команды Виктор Антихович, причем привел за искры таланта и работоспособность, ведь у Дениса, в отличие от остальных игроков, рекрутируемых Антиховичем, был другой агент, а не сам «тренер-селекционер» Виктор Петрович. Даже в звездном «Спартаке» Бояра не затерялся, что уж говорить о «Рубине», любимцем которого он стал всерьез и надолго.
Шаронов не мог похвастать тем же, несмотря на то, что он в Казани нашел свою вторую половину. «Своим» он для Казани не стал, да, похоже, и не стремился к этому. Но зато в нашем клубе он дождался не просто приглашения в сборную, а участия на чемпионате Европы. Выступления в Казани у него были неоднородными. Мне помнится эпизод на Центральном стадионе, когда Роман пришел к автобусу, увозящему команду на выездную игру, и только в салоне узнал, что его нет в составе. Долго еще Шаронов дожидался на ступенях Центрального стадиона, когда за ним приедет супруга. Насколько долго в его душе жила обида за этот, скажем прямо, не самый красивый поступок Курбана Бердыева, мне неизвестно.
Сергей Козко, похоже, всерьез и надолго застрял на «лавке» в ФК «Москва». А ведь в «Рубине» он был однозначно первым и именно отсюда начал призываться в сборную. Жаль, травмы помешали приезжать туда хотя бы на сборы.
А самым большим открытием «Рубина» я бы назвал Курбана Бердыева. Кто знал этого специалиста, когда он приехал в Казань на работу? Вижу столько же рук, сколько поднималось в адрес «барсовских» перспектив Зарипова. То, что Бердыев работал в Средней Азии, а потом удачно стартовал в Турции, для России на тот момент было — тьфу, и растереть. В России на тот момент еще доживали свой век тренеры такой формации, как Антихович и Найденов, Овчинников и Четверик. Именно в Казани Бердыев раскрылся как тренер, хотя, к сожалению, полностью закрывшись как человек. Пишу это, помня очень приятные впечатления от интервью с ним в первые дни его работы в «Рубине».

Про Фому и Ерему
Перейдем к баскетболу-волейболу, благо открытий-разочарований в них не столь много, в том числе и потому, что история этих спортивных игр в Казани уступает и футболу, и хоккею. Кто стал здесь игроком с большой буквы? В первую очередь приходит на память фамилия бывшего капитана УНИКСа Петра Самойленко. Приехав сюда в юном возрасте, он был на тот момент всего лишь третьим разыгрывающим за спинами Младеновича и… Как там его? Не утруждайте память, вы тоже не вспомните конкурентов Петра на момент его появления в команде. Съел он их, схавал, не теряясь даже в компании таких звезд, как Евгений Пашутин, Шеммонд Уильямс, Тревис Бест. В последний раз в состав сборной России из УНИКСа входил только Самойленко.
Виктор Джонович Кейру — так принято представлять во Владивостоке этого молодого баскетболиста, который влюбил в себя своей игрой приморский город. А первые шаги в профессиональном баскетболе он делал в Казани. Заиграл здесь так, что приметили его вначале селекционеры питерского «Динамо», а сейчас и Владивосток.
Серба Оливера ПоповиЧа брали в УНИКС в компании двух партнеров по минераловодскому «Локомотиву» — Макдональда и Вичентича. На момент приглашения Попович ничем не выделялся в этой троице, а потом стал незаменимой частью УНИКСа в начале 2000-х годов. Малозаметный, казалось бы, на площадке он был очень полезен в игре, и именно казанскую часть его карьеры мне хотелось бы назвать наиболее продуктивной у Оливера.
Наконец, хочется вспомнить о звезде казанского баскетбола Руслане Авлееве. Он выделялся своей игровой настырностью еще в родном СКА-«Урале», не затерялся в ЦСКА, а по настоящему расцвел его талант в Казани. Казалось, что он практически в одиночку тащит команду к медалям, потому что партнеры периодически менялись — Курильчук и Петренко, Яйло, тот же Пашутин. Какой был игрочище!!!
Перейдем к разочарованиям и… снова вспомним о Руслане Шамильевиче. Помните, его тень вернулась в Казань, поскитавшись по чемпионату Италии, «Урал-Грейту», «Динамо»? Авлееву едва за тридцать перевалило, а в этом сезоне о нем, как о баскетболисте, уже ничего не было слышно. Где он, что он, как?
А вот о Метине Кливсе и вспоминать не хочется. В основном американские игроки становятся разочарованиями в Казани, не оправдывая ни дорогих контрактов, ни приятных ожиданий. Но и в этом ряду фамилия Кливса стоит особняком, ведь этот парень не доиграл до конца даже свой однолетний контракт.
А Ларри Симпкинс? То что он был трехкратным чемпионом НБА в составе «Чикаго Буллс», — это целиком и полностью заслуга Джордана и Пиппена, Родмана и Кукоча, Харпера и Лонгли, а Симпкинс в том составе протирал лавку. Это не могло помочь ему стать лидером команды и в УНИКСе.
Хотел бы в качестве разочарования привести фамилию Дмитрия Древке, но он не совсем подходит к этому определению. Древке — местный воспитанник, никто его не покупал. Хотя талант у парня был, его отмечал даже такой эксцентричный баскетбольный функционер, как Владимир Родионов, сказав после одного из матчей, что «вскоре Древке затмит самого Авлеева!» Увы, увы…
Трио югославов с уже упомянутым МладеновиЧем, а также Джино и, как там бишь его, МисираЧа, возглавляемое тренером Драганом Вишневацом, — это разочарование десятилетней давности. Мало того, что братья-славяне не стали лидерами команды, они еще и бросили ее в тяжелое время, когда возникли трудности с зарплатой. Нет проблем, если бы эти парни потом себя проявили, и недолгое пребывание в казанской команде было бы для них всего лишь «черной страничкой». Нет же, канули в Лету…
…Как и звезда российского баскетбола начала девяностых годов Андрей ФеТисов. Его несколько раз приглашали в Казань, но тогда он выбирал другие команды. Тот же Саратов — за то, что, по его словам, «там есть где отдохнуть». Ночные клубы на тот момент действительно преобладали на улицах Саратова, вместе с огнями золотыми и всем, о чем поется в известной песне. В итоге Фетисов все-таки оказался в Казани, но так и не доиграл свой сезон до конца.  Видимо, растратив большую часть своего мастерства не в тех клубах, в которых принято у спортсменов.
Перейдем к волейболу, благо это можно обозначить так, как было вынесено в подзаголовок. От Еремы, хотя я никогда не осмеливался бы так назвать бывшего тренера УНИКСа, а впоследствии его генерального менеджера Станислава Еремина, к … Фоме. Точнее, к Дмитрию Фомину. От него многое ждали, когда он приехал в Казань, все-таки это был человек, которого неоднократно признавали лучшим волейболистом мира. Но сезон 2004 года, который он провел в Казани, превзошел все ожидания. Как вратарь в хоккее или в Пеле с Марадоной в футболе, Фомин был по настоящему «половиной команды» тогдашнего «Динамо». Команды, которая в ранге дебютанта Суперлиги выиграла в ней бронзовые медали. Ничуть не умаляя заслуг партнеров по команде Фомина, замечу, что когда они не знали, куда отдавать мяч, отдавали его Фомину. И тот забивал!
Продолжая тему волейбола, закончим все-таки разочарованием. Разочарованием этого года, которым нужно назвать, скорее всего, Вадима ХамуТцких. Недавно мои коллеги, обсуждая пятый матч полуфинальной серии «Динамо-ТТГ» с «Искрой», отметили, что все течение матча поменялось после того, как на площадке снова появился Ллой Болл. При том, что Хамутцких весь сезон в основном провел за его спиной, то есть на скамейке запасных. При том, что перед началом сезона он котировался никак не ниже Болла, будучи в ранге экс-связующего сборной России. Но с одним на площадке команда выигрывала, а с другим не играла, хоть ты плачь… Впрочем, здесь возникает вопрос к селекционерам казанского клуба: зачем брали практически равноценных игроков на одно и то же амплуа, тем самым поставив жирное пятно и на карьере самого Хамутцких.
Все таки закончим приятным. А имя ему Араик МаргарЯн. На данный момент он является наиболее успешным наставником казанской игровой команды, а именно — травных хоккеистов «Динамо». Пять раз он приводил команду к золотым медалям чемпионов страны. Ни разу за свое пребывание в Казани команда Маргаряна не оставалась без медалей. Хотя на начальном этапе ее возможности уступали конкурентам, и казанская команда не обладала лучшими условиями. И сейчас ее благополучие строится не только на приглашенных из Армении хоккеистах, но и на собственных воспитанниках.

Когда вода была мокрее, а сахар слаще…
Не хочется заканчивать этот материал хорошо освоенной еще классиками жанра сентенцией на тему «А вот в наше время…», «ведь были ж схватки боевые, да, говорят, еще какие!» Но не уйти от сложившегося впечатления, что раньше к вопросу приглашения новичка со стороны подходили в тысячу раз более взвешенно, чем сейчас. Спору нет, и сейчас появляются в казанских командах игроки, которые в короткий срок успевают стать либо лидерами команды, либо любимцами публики, что, кстати, не всегда одно и тоже. Могу вспомнить рубиновцев Микалаюнаса и Меньщикова, Пантюшенко и Князева, Чижека и Кинкладзе, Домингеса и Скотти, «барсов» Бенду и Мартинеца, Варламова и Шахрайчука, Климентьева и Прошкина, Степанова и Лисина, баскетболистов Курильчука и Петренко, Юдина и Кубракова, волейболиста Олихвера, ватерполиста Максимова. Но уходят они, и сожаление по этому поводу успевает исчезнуть еще во время межсезонья. А ведь легионеры, приглашенные в былые времена, и в историю своих команд входили, а подчас и оседали в Казани, принося пользу городу, ставшему им родным. Футболисты Семенов и Задикашвили, Гаврилов и Попов, Кихтенко и Афонин, хоккеисты Котомкин и Назаров, Столбун и Бокарев, их тренеры Васильев и Цыгуров — либо вписали свои имена в истории «Рубина» и СК имени Урицкого, либо сейчас работают во благо казанского спорта.
Таких бы людей приглашали в Казань наши уважаемые селекционеры. Цены бы им тогда не было!

Джаудат АБДУЛЛИН

 

Дополнительная информация

Желаю успешной работы коллективу журнала "РуководительXXI"

Рамиль хазрат Юнусов (Кул-Шариф)

 

Руководитель XXI © 2005-2007

разработка: интернет-агентство